?

Log in

Читая комментарии к своему предыдущему посту о людях-деньгах и сочиняя в ответ собственные, я неизбежно вспомнил гениального «Господина из Сан-Франциско» И. Бунина. Не буду наполнять здесь пространство поста своими размышлениями о рассказе, я просто хотел бы напомнить о нем и другим. Вот почти самое начало, второй абзац:

Read more...Collapse )

ДРУГИЕ ЛЮДИ

Смоктуновский вспоминал, что когда – еще в советские времена – в каком-то фильме ему предстояло сыграть роль миллионера, он специально ездил в несуществующую ныне гостиницу «Россия» и, примостившись в холле первого этажа на дальнем диванчике, сидел и выглядывал этих возможных миллионеров, вглядывался в их походку, лица. В те времена своих миллионеров у нас еще не было, и другой возможности, чтобы увидеть их и потом сыграть, просто не имелось.

Лица высопоставленных партийных бонз или хозяйственников, их походка. манера держаться в счет не шли. Лицо, повадки денежного мешка, считал Смоктуновский, будь он само обаяние или, наоброт, воплощение монстра, – это совсем другое.

И он был совершенно прав.

Read more...Collapse )

ЖЕНСКИЕ ЛИЦА В МЕТРО

Лицо первое. Грохот колес, толпа народа в вагоне. После очередной остановки толпа прореживается, и я вижу на скамейке напротив молодую женщину, едва ли больше тридцати пяти лет, с длинными распущенными волосами – в этом возрасте длинные волосы еще идут, нет дисгармонии между их вольностью, свободой рисунка, полетностью – скажем так, и чуть лишь тронутыми возрастными изменениями, совсем еще слегка потекшими лицевыми мышцами. Но эти ее длинные волосы покрашены в седой «цвет». Это не натуральная, рано обрушившаяся на нее седина, а именно такая окраска: на линии пробора – полсантиметра черных корней.

Read more...Collapse )
Солженицын начинал свое возвращение в Россию с идеи сбережения русского народа. Услышан не был. В известном смысле, был даже освистан.

Широко, всечеловечески подумать, так и в самом деле: в России живут не только русские, но и множество других народов, почему говорить о сбережении только русского?

Read more...Collapse )
Как сообщила на своей странице в фейсбуке замечательная Ирен Сокологорская, которую в прежние годы знал практически весь русский литературный мир, издатель и главный редактор французского журнала русской литературы «Lettres Russes», в минувший понедельник, 17 апреля, в больнице небольшого городка Немур (округ Фонтенбло, департамент Сена-и-Марна), умер Клод Фриу. Который был ее мужем и которого в русском литературном мире также знали почти все. Ему было 85 лет.

Read more...Collapse )

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

В газетах пишут, что Пасха «восточная» и «западная» у христиан совпадает редко. Так что нынешняя – особая, есть в этом особый знак, повод всем задуматься… ну, и так далее.

Устами своего героя из «Собачьего сердца» Булгаков заповедал нам не читать советских газет. Советских газет давно уж нет, но хоть не читай и нынешние. Не веду учета, но помню, что совсем недавно это было – когда и у христиан западного толка, и христиан восточного Пасха приходилась на один день. И перед тем с разрывом в несколько лет было такое. Может быть, как-то нам, живущим в нынешнем веке, так вот необыкновенно повезло, но сдается мне, что вовсе это не столь уж редкое явление – общая Пасха.

Read more...Collapse )
Сначала в 11 утра была гражданская панихида в Центральном доме литераторов (ЦДЛ), в Малом зале, которую вел Евгений Бунимович,  ходивший в свою пору в поэтическую студию Кирилла в журнале "Юность". Потом, в час дня, прошло отпевание в храме Космы и Дамиана в Шубине, что напротив здания мэрии, за памятником Юрию Долгорукову. Отпевал настоятель храма, отец Александр Борисов. В этом же храме 20 лет назад отпевали Булата Окуджаву, в крещении  Иоанна, он же и отпевал, отец Александр.
На кладбище я уже не сумел поехать. Похоронили на Ваганьковском.
У меня есть несколько фотографий, где мы запечатлены с Кириллом. Но найти их я не смог. Вера вспомнила, что есть наша с ним фотография в переделкинской столовой - в нулевые годы в летние каникулы мы ездили туда с внучкой, ездил в Переделкинской дом творчества летом непременно и Кирилл, и наши сроки пребывания там часто совпадали. Фотография, что публикую, сделана в 2011 г.


Слева - ваш покорный слуга,
Справа - Кирилл Ковальджи

ДВА УХОДА

Вчера похоронили Евгения Евтушенко. Поэта, известного всем, говорящим, а тем более читающим на русском языке. Даже и не знаю, есть ли кто из взрослых людей, не слышавших его имени. Песню на его слова «Хотят ли русские войны, спросите вы у тишины…» пели в 60-70-е гг. по радио несколько раз на дню. Строки «Постель была расстелена, а ты была растеряна…» или «Со мною что-то происходит: ко мне мой старый друг не ходит…» было принято употреблять в речи подобно поговоркам.

Завтра – похороны Кирилла Ковальджи. Поэта, по сути, одного поколения с Евтушенко, старше его на два года, ходившего по Москве теми же дорогами, по тем же редакциям, имевшего тех же людей в друзьях. Но известность которого была несоизмерима с евтушенковской. Разве что пользовался известностью и действительно глубоким уважением в профессиональной среде. Вполне по праву и по справедливости. Потому что был хорошим поэтом. Вот одно, выбирая почти тычком наугад:

Двадцатый век. Россия. Что за бред?
Сюжет невероятного романа,
Шальное сочиненье графомана,
Где не наложен ни на что запрет.

От океана и до океана
Империя, которой равной нет,
Вдруг распадется и из мглы дурмана
Преображенной явится на свет.

Россия не двуглавой, но двуликой,
Растоптанной, великой, безъязыкой,
Отмеченной судьбою мировой

Встает до звезд и валится хмельной,
И над ее последним забулдыгой
Какой-то гений теплится святой.


Прощай, Женя. Мы с тобой так и не выяснили наших отношений – не судьба.

Прощай, Кирилл. Впрочем, завтра простимся.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
На территории современной Болгарии археологи что ни год откапывают новые и новые материальные свидетельства существования здесь в древности развитой и богатейшей культуры, которую называют фракийской. Тончайшей работы золотые украшения, великолепное оружие, хозяйственная утварь, всякие вещицы повседневного обихода. Люди жили, женились, рожали детей, работали, праздновали, собирали урожаи и воевали, строили дома, ремесленничали… но ничего мы об этом не знаем. Вот только и осталось от той великолепной Фракии – эти материальные осколки ее тысячелетней истории, а о самой истории, о смыслах той культуры, которую теперь называем фракийской, не знаем мы ничего.

Read more...Collapse )
В сети появился № 4 журнала "Знамя" с моим романом "Минус 273 градуса по Цельсию".

Вот скриншот экрана с заглавием:



Вот адрес романа в Интернете кому интересно: http://znamlit.ru/publication.php?id=6565
Read more...Collapse )