Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

О ЛИТЕРАТУРЕ И ЖИЗНИ (добавление к предыдущему посту)

Придумывай, писатель, что угодно. Громозди одна на другую нелепости, одна нелепее другой – все окажется правдой и реальностью, да еще и не дотянешься до вершины: слабо тебе, писатель, придумать то, чего нет в жизни!

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ (была в советские годы такая газета)

Издание «Открытого дневника», основанного на записях в фейсбуке и ЖЖ, сыграло со мной злую шутку: мало-помалу я потерял интерес к повседневному присутствию в сетях. Личным письменным участием, во всяком случае. Конечно, здесь сказались и обстоятельства моей жизни, не очень способствующие такому участию, но и возникло чувство некоей высказанности – раз книга вышла, то вот она, итоговая черта, что же писать под нею.

Не знаю, удастся ли мне выбраться из этого состояния, как не знаю и того, а нужно ли вообще выбираться из него, но вот еще на какой мысли я ловлю себя: как смыслово переплетены оказались мои посты в сети и вещи, которые я в это время писал. Не буквально, конечно, но именно смыслово, внутренне. Иногда, впрочем, совпадая даже и в ситуациях. Даже если ты писал фантасмагорию.

«Чудо хождения по водам», нужно отметить, я писал в самом начале 10-х гг. и закончил еще до того, как в 15-м году пришел в социальные сети. Но суть и смысл эпохи был уже точно тот же, что сейчас. Он лишь еще не до конца выявился. Я, разумеется, не провидец, но то, что многим открылось лишь сейчас, было мне ясно уже и тогда.

Вот маленький отрывок из романа – как приставленные к герою, на которого неожиданным образом обрушились сверхспособности, будто бы охраняющие его силовики прессуют героя, требуя выдать скрывшегося с большими деньгами бывшего высокого чиновника. Как они это делают и ради чего. Роман-фантасмагория, а так все напоминает нынешние «дни нашей жизни»!

АНАТОЛИЙ КУРЧАТКИН, «ЧУДО ХОЖДЕНИЯ ПО ВОДАМ, М, «Время», 2014 г.

"Сороковая симфония Моцарта заиграла в кармане. В. торопливо залез в карман брюк и вытащил телефон.

Он опасался, что это жена, которой теща могла сообщить засвеченный вчера перед нею номер, но это был директор по связям. В. совсем забыл, что чей звонок ждать вероятнее всего – это его, и сейчас, услышав голос директора по связям, почувствовал радостное облегчение.

– Что это ты такой довольный жизнью? – среагировал директор по связям на его радостное приветствие с досадливой подозрительностью.

– Счастлив вас слышать, – сказал В.

Что было правдой, разве что несколько преувеличенной.

Collapse )
Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЧТО ЭТО БЫЛО? ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ?

Вчера, 3 марта, поздним вечером я ждал письмо от одного своего корреспондента по Google-почте. До полуночи оно, к сожалению, не пришло. А после полуночи, как я ни пытался войти в почту, войти никак не мог.

Я стал проверять сам Google: а он вообще работает? Оказалось, что нет, не работает. Причем после неоднократных попыток войти в него у меня стала выскакивать надпись, извещающая, что у меня нет соединения с интернетом.

Я повозился с соединением. Нет, с соединением все вроде было нормально.

Зашел на почту яндесовскую. Интернет работал!

Тогда я додумался войти на Youtube. Однако войти на него я не смог. Нет соединения с интернетом, сообщал мне провайдер.

Вместе с тем на Яндекс я по-прежнему мог войти свободно: хоть почту получить-отправить, хоть по новостям погулять – тут у меня интернет прекрасно работал.

Не очень хорошее подозрение посетило меня. Ведь были же намеки с высоких вершин, что отключение этих интернет-гигантов, недружелюбных ко всякого рода господам соловьевым с ТВ не исключено. Неужели случилось, подумал я. Утро, впрочем, вечера мудренее, решил я и отправился спать.

Утром и Youtube, и Google блистали на интернетовском небосклоне, отражая от себя весь свод текущей человеческой жизни и раздавая его свет на миллионы индивидуальных и неиндивидуальных компьютеров, как новенькие ботинки, начищенные ваксой.

И вот что же это было минувшей ночью? Тренировка? Репетиция? Генеральный, как говорят в театре, прогон спектакля, которому предстоят премьерные показы? Хотел бы я знать. Просто для того, чтобы внутренне подготовиться. Чтобы не было потом мучительно больно… ну, вы понимаете!

Ваш,
Анатолий Курчаткин

РОССИЯ. ПОБЕДА ПОСТМОДЕРНИЗМА

Вячеслав Курицын, которого я не могу не любить – хотя бы за то, что в своей молодости он ездил на службу в центр г. Свердловска, позднее ставшего Екатеринбургом, тем же троллейбусом, что я двадцатью годами раньше, и жил на улице Ильича, где располагался продуктовый магазин № 12, в котором я, школьник, купил с товарищами первую свою бутылку спиртного, уютно называвшегося «Спотыкач», – так вот,   в 90-е гг. Слава Курицын как критик и литературовед много усилий потратил на пропаганду и продвижение постмодернизма как самого передового метода литературы в России. Не ограничившись ролью теоретика, выступил и практиком постмодернизма – помню эти его публикации в «Знамени», а были и еще! – но все же большой любви с литературой у постмодернизма в России не случилось. Писатель в эту сторону особо не потянулся, читатель повел себя не лучше, издатель задумался над проблемой так глубоко, что, похоже, просто заснул.

И все же постмодернизм в России победил. Collapse )

ИЗ РОМАНА «МИНУС 273 ГРАДУСА ПО ЦЕЛЬСИЮ». ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВКА

Сегодня в письме, подписанном четырьмястами музыкантами, я прочел такое определение нынешней российской ситуации: "холодная гражданская война". По-моему,  очень близко к сути. Хотя, возможно, это лишь эвфемизм более точного определения: "тлеющая гражданская война". Которую и случайный ветер может раздуть до горячей.
"Минус 273 градуса по Цельсию" был опубликован книгой в 2018 г., но писал я его в в 2013-2016 гг. И уже тогда у меня было чувство, что угли раскалены, огонь тлеет и готов в любой миг полыхнуть.
В чем я не уверен
, так в том, что этот огонь будет благородно всеочищающим (вернее, абсолютно уверен, что нет). Но тушить его дубинками - это как раз раздувать его.
Вот последняя главка романа.



Сумерки сгущались, обещая невдолге перейти в ночь. Набережная была пустынна. Ни проехавшей машины, ни человека, только молчаливый строй домов, открытых своими полуторастолетней давности фасадами к простору реки, резкие, по-вечернему редкие крики чаек, теплый летний ветерок, веющий от воды, и слабый ропот листвы мужающих лип в разрывах кустарника, двумя шпалерами бегущего вдоль набережной в ее даль.


К. не заметил, как пришел сюда. Он специально направлялся на набережную? Нет, он не помнил такого решения. Сколько минуло времени, как оставил асфальтовую площадку перед стадионным строением? Судя по всему, часа полтора. И что он делал эти полтора часа? Ничего не было в памяти.

Зазвонил телефон в кармане. К. вздрогнул. Вот так же он был здесь на набережной месяц назад после посещения с привередой кино, так же сумерки начинали перетекать в ночь, вот так же зазвонил телефон, и незнакомый мужской голос в трубке потребовал от него оставаться на набережной, дождаться посланца и принять от него то, что он передаст. 


Collapse )

ИЗ РОМАНА «МИНУС 273 ГРАДУСА ПО ЦЕЛЬСИЮ»

Даю здесь, прочитав статью Явлинского, фрагмент начала 13-й главы моего романа, вышедшего в 2018 г. в издательстве «Время». Комментарии считаю бессмысленными. Аллюзии каждому, кому не безразлична нынешняя российская жизнь, будут ясны.

                                
– Слабак, – сказал кощей, – волчья сыть… С бабой не сумел справиться. Тьфу!.. – Гадливая брезгливость была в его голосе.
К. не ответил ему. Он сидел перед кощеем на холодном, сплетенном из  блестящих металлических трубок круглом табурете, всей одежды на нем было – трусы, непомнимо им как оказавшихся на его чреслах, и еще полусъехавший носок на левой ноге, в комнате, где происходила их встреча, стояла температура градусов в двенадцать, едва ли больше, его поколачивало от холода, а каждый вдох, побуждая к рвоте,  овевал носоглотку запахом рыбного прилавка.
– Что молчишь? – повышая голос, все с той же гадливой брезгливостью вопросил кощей. – Отвечай! Баба тебя…! Позорник. А так мнил о себе!
– Я не понимаю вас, – с натугой прошевелил языком К. – Откуда вы все это… Ничего я не мнил.
– Не мнил?! – откликнулся на его шершавое тугословие кощей. – Ох ты, не мнил! Не знаем, думаешь? Знаем, еще как знаем! Все знаем, все помним – то, что ты и сам забыл.          
Как и в прошлый раз, он был в пальто, наброшенном на плечи – словно в кавалерийской бурке, – но в отличие от прошлого раза не держал его за отвороты на груди крест-накрест руками, и руки жили свободной жизнью: костистые пальцы переплетены, и все время шевелились, поигрывали по суставам, будто перебирали кнопки баяна. Что еще было по-другому: тогда он при всей холодности оказанного К. приема обращался к К. на «вы».  
– Я не понимаю вас, – снова сказал К. – Ничего не понимаю…
Голос у него надломился. Он чувствовал себя так, как если бы все тело его было из чугуна. Как если бы умер и ожил, но, оживши, так и не вернулся оттуда.

Collapse )

ПРОЩАЙ, РОЗА!

Я написал «прощай», хотя на самом деле в жизни мы были на «вы».

Смертью меняются не только портреты, она меняет и отношения.

Не случайно ведь мы обращаемся к Отцу нашему небесному на «ты» – там, в тех мирах, которые мы называем небесами, все яснее и проще, хотя, может быть, и много суровее: там, собственно, нет ни «ты», ни «вы», там инобытие, о котором мы ничего не знаем и можем лишь почувствовать, что уж наше земное уважительное и отстраняющее нас друг от друга «вы» точно неуместно и недействительно, там другая градация отношений и наши здешнее отношения друг с другом – полный вздор и пшик.

Вот и с известием о смерти Розы Зариповой я больше не чувствую ее «вы» и лишь заменою того не знаемого мной обращения, существующего за чертой инобытия, говорю ей «ты».

Хотя, когда мы разговаривали с нею последний раз – чуть больше недели назад, – мы обращались, конечно, друг к другу на «вы». Я собирался позвонить ей, чтобы сообщить о присланном мне «Сообщении ТАСС», где говорилось о том, что изданной ее издательством «ArsisBooks» моей книге «Открытый дневник» присуждена уральская «нобелевка» – премия им. Бажова. Дело в том, что выдвижение книги на премию – это полностью ее заслуга. Она сама изучала условия выдвижения на сайте, сама оформляла необходимые документы, даже сама – узнал я случайно – ходила на почту и отсылала книги. Как то часто случалось в отношениях с нею, я еще только собирался позвонить ей, а от нее уже раздался звонок: поздравляю!

Голос ее между тем был невероятно слаб, она едва говорила. Оказывается, Роза уже несколько дней лежала в Боткинской. До этого она лежала в Боткинской в начале прошлого года – пневмония (но не коронавирус), поправилась – в мае начался рецидив ее основной болезни, которой она болела с 14-го года и которая убивала ее иммунитет, – лейкемии. Собственно, с мая она так и не чувствовала себя здоровой. Не чувствовала, проходила курсы химеотерапии, но продолжала вести издательство, выпускать книги, работать с авторами, художниками, и мало кто знал, что она так тяжело больна, – она ничем никому не давала о том знать. Разве что можно было догадаться о ее болезни по той симптоматичной худобе, что все больше и больше проявлялась в ее облике.

Человеком великой силы и мужественности была Роза.

Она, собственно, и издателем была таким. Обладая тонким, великолепным вкусом, не позволяла себе «опускать планку», держала ее с авторами, с художниками, с типографиями, да и в отношениях с рынком. Вовсе не обладая большим запасом денег, издавала только то, что этому ее высокому вкусу соответствовало, даже и в том случае, если знала, что никакой «большой книги» автору не видать, как своих ушей. Книга сама по себе была для нее важнее любой премии.

«ArsisBooks» – это тот случай, когда можно сказать, что издательство – это Роза Зарипова. «Издательство Розы Зариповой» – так оно могло бы называться по полному праву. Не знаю, сохранится ли сам этот издательский бренд, «ArsisBooks», но если и сохранится, то, конечно, это будет другое издательство, хотя и под прежним названием. А «Издательство Розы Зариповой», к великой печали, умерло вместе с ней.

Прощай, Роза!

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ПРЕМИЯ ГОРОДА ДЕТСТВА И ЮНОСТИ

Официально меня никто ни о чем не извещал, но вот друзья прислали ссылку на сообщение ТАСС. Надеюсь, что не фейк.

В Екатеринбурге объявили лауреатов литературной премии имени Бажова - Новости Урала - ТАСС (tass.ru)