kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Category:

ГДЕ ЗДЕСЬ УДОБРЕНЬЕ ДЛЯ БОЖЬЕГО САДА?

Отсутствие в течение четырех дней у компьютера обессмыслило, как мне кажется, мои реплики на те комментарии, что были сделаны к посту «Утрата сакральности». Все же диалогическая форма разговора предполагает достаточно быструю реакцию собеседника, а когда молчал-молчал, а потом вдруг (когда твои читатели и забыли, о чем писали) взорвался – это нелепо. Между тем отозваться на высказанные в комментариях мысли кажется мне необходимым, и я это делаю. В виде добавления к предыдущему посту. В форме монолога.

Во-первых, упаси Боже, я, конечно, был далек от того, что проводить какие-либо (а уж тем более прямые!) параллели между религией и литературой. При определенном сходстве общественных функций это совершенно разные сферы духа, и объединять их было бы, по меньшей мере, странно. Хотя, безусловно, то, что мы называем настоящей, или высокой, литературой, без сильной духовной составляющей существовать не может.

Во-вторых, все, о чем я говорил, относится к нашей, русской литературе. Процессы, что шли в ней весь 20-й век, были специфичны и обусловлены специфичностью всех условий жизни в Союзе советских социалистических республик. Русская советская литература была, по сути, подмороженной литературой 19 века – со всеми вытекающими из этого факта положительными и отрицательными чертами. Что касается фетишизации литературы, превращения ее в подобие религиозного культа еще в том 19-м веке, то это вполне закономерный процесс при той секуляризации общественной жизни, которая незаметно для самой российской церкви шла, практически, весь 19-й век и скачком усилилась в 20-м. («Конечно, литература весь 19-й век неуклонно и, в известном смысле, победоносно наращивала свой вес и свое значение в жизни русского общества, в его самосознаннии…», – написал я в «Утрате сакральности»).

В западных обществах (и это «в третьих») шли подобные же процессы, пусть и не такой интенсивности. Но во второй половине 20 века литература (и вообще искусство) как явление, неспособное никаким образом заменить собой церковь, прочно и, похоже, безвозвратно встроилась в этих обществах в систему рыночно-денежных отношений. Просто не могла не встроиться: в противном случае жизнь сулила ей маргинальное существование на самых трущобных задворках цивилизации. Какие потери при этом произошли, известно всем. Мейнстримом стал детектив и полицейский роман, фантастика разных видов, хоррор в различных упаковках… Ниша интеллектуальной литературы сохранилась, как нет, но и такая литература или опростилась до уровня Коэльо, или, чтобы не отлететь за ту самую черту маргинальности, ей также приходится использовать приемы детектива, мистики, того же хоррора, эксплуатировать, зачастую без надобности, «модные» темы. Иногда это получается удачно, чаще всего, на мой взгляд, не слишком.

И в-четвертых, наконец. Собственно, в «четвертых» – это повторение того, что уже было проговорено в предыдущем посте. Произошедших в западных литературах процессов не избежать, как стало очевидно, и русской литературе. Это уже и наблюдается. Усилилась роль сюжетного письма, глагольности в слоге, и за усиление этой роли голосуют уже, насколько я могу судить, не только читатели-покупатели, а и критики. Вернее, прежде всего новое их поколение. Что интересно при этом: эти критики в своем нетерпении переставить литературу на новые рельсы сами последнее время рвутся эту литературу создавать: пишут романы, публикуют их, претендуют на премии. Что же, может быть, что у них и получится. Хотя едва ли. Разные это умения: писать литературную критику и писать прозу. Но «удобреньем для Божьего сада» (А. Вознесенский) могут оказаться именно они.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: Литература
Subscribe

Posts from This Journal “Литература” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments