kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

В НАШЕМ ЦИРКЕ НОВЫЙ КОВЕРНЫЙ

В нашем цирке большие перемены. У нас последнее время мало публики, и директор решил, что нужен новый коверный.

Вообще-то нам по фигу, мало народу или много – у нас госдотация, сколько народу ни придет – мы всегда с доходом. А директор и те, что около него, так с таким прибытком, мы туда и носа сунуть боимся. Был один, который совался, – его в клетку к львам посадили, ладно, те не голодные были, потрепали его только немного. Но с той поры голова у него свернута, и глаз один косит, будто он все время за спину себе заглянуть хочет: не собирается ли там лев на него напасть.

А еще был другой, тот не совался, а громко все против директора орал и матерными словами его крыл. У него, когда он под куполом был и на трапецию прыгнул, руки с нее сорвались, он на лонже повис, а лонж вдруг оборвался. Шелковый – быка, упади он оттуда, удержит, – а тут бац – и оборвался, как тебе пеньковый. Руки же с трапеции сорвались – у нее перекладины маслом намазаны оказались. Расследование было, на допросы всех дергали… ну, сторожа посадили, тот вроде как матерных слов до дрожи не выносил, достал его этот орун своим матом.

Короче, да хоть никто билетов не покупай, ни один человек, – мы духом не упадем, дух наш крепче стали и тверже алмаза. Нам же еще и лучше, если никто не придет, – сами в кабак пойдем, проведем время в наслаждении жизнью.

И вот – новый коверный. И сразу перед фактом – вот он. Вернее, не он, а она. Старая знакомка, между прочим. Ее папа тоже у нас работал. И тоже коверным. Работал бы и дальше, но что-то с тогдашним директором не поладил, ну очень не поладил. Сердце прихватило – и все конфликты в мать-сыру землю.

Но у него-то хоть амплуа «белого» было, а она-то – «рыжий» коверный. Рыжий-прерыжый, рыжее всех рыжих, рыжий в квадрате и даже в кубе. А с рыжим коверным что? Гонять его в перерывах между номерами по всей арене, чтобы от пенделей в себя приходить не успевал. Ну, хочет пендели собирать – собирай, твое дело, раз с таким амплуа родилась, но директор же что? Он велел все представление вокруг нее выстроить, все чтоб на нее работали, и пенделя не дай, а чтоб она всем раздавала. Мы говорим, не пойдет на нее зритель, рыжий коверный – он для перерывов, паузы заполнять, против законов нашего циркового жанра не попрешь, а директор посмеивается, щурится довольно и так как бы невидимые усы над верхней губой разглаживает: «А никто не придет – я сам зрителем сяду. А вы выступать будете. Набегались по кабакам, хватит. А ей, может, потом свой пост уступлю».

Директор наш всегда прав, но вот тут он прав не вполне. Даже надо бы сказать так: то редчайшее исключение, когда неправ вообще. Как можно по кабакам набегаться, когда хочется и возможность есть? Никак набегаться невозможно. Это во-первых. А во-вторых, не ходит в наш цирк зритель, и не нужен он нам, ни к чему его привлекать. И так все хорошо. Отлично даже. Зритель – существо капризное, никогда не знаешь, что от него ждать. То засмеется не там где нужно. То молчит, как утопленник, когда от него аплодисментов ждешь. И все еще норовит узнать, вправду ты распилил русалку или понарошку, как будто не понимает, что его дурят и дурить будут.

Жена мне вчера сказала (она со мной в одном номере работает, я на арене, она за кулисами успешно финдеятельность ведет), что директору зритель на самом деле тоже не нужен, видал он в гробу этого зрителя, а просто он заскучал на своей вершине и решил немного повеселиться. Цирк мы или не цирк?!

Цирк мы, цирк!

И вот будет цирк так цирк, если эта рыжая сменит нынешнего директора! У нее и до сих пор, чего рука ни касалась, из всего цирк выходил.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: РЕФЛЕКСИЯ
Subscribe

Posts from This Journal “РЕФЛЕКСИЯ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments