kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

СНЕГОПАД И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Снег идет уже сутки. То метет, застилая даль мятущимся белым туманом, то тем же туманом вывешивает свою кисею в полной недвижности воздуха – можно, уцепившись взглядом, рассмотреть любую снежинку: как она, явившись из глубины небес, влекомая к земле ее притяжением, порхая, неуклонно проходит свой вертикальный путь до своих предшественниц и присоединяется к ним, утолщив собой на мильонную долю микрона незаметно растущий сугроб.

Но в городе, да еще большом, где дороги, автомобили, тысячи людей на улицах, такой снегопад – беда, не радость. Город, чтобы осуществлялась его жизнедеятельность, не может утопать в сугробах, снег – помеха его жизни, враг, которого нужно истребить – перевалив на обочину, растопив, вывезя за городскую черту.

То ли дело снег в деревне! Деревня, утопающая в снегу – что за радость жизни. Маши лопатой, расчищай путь к сараю с поленницей, к погребу, к хлеву, а там и к калитке, а от нее к соседям – «Чего, Василич, не разгребаешься, не заболел ли?» – и вот уже вся деревня в ходах сообщений, как в траншеях, у колодца расчищенная по дурости старая наледь свеже присыпана золой, наледь у магазинного крыльца присыпана неизвестно из каких запасов взявшимся песком. Бабы у колодца пересказывают друг другу события вчерашнего сериала по телевизору. Мужики, посланные женами в магазин за макаронами и гречневой сечкой, выкраивают себе на пиво и пьют его потом из горла, укрывшись за сараем магазинного склада: «А мы когда Егоровне крышу перекрывали…», «Я на тракторе никогда не работал? Я на тракторе с тринадцати лет!..», «Не, на хрен, немецкое это никогда больше брать не буду…»

Хороша, отрадна душе эта неторопливая, никуда не спешащая, плавно перетекающая из ночи в день, изо дня в ночь зимняя жизнь в засыпанной снегом деревне.

Но не в каждой деревне увидишь такую картину, услышишь такие разговоры. Другие пусты зимой, ни одного жителя в ней, до окон занесет снегом – некому очистить. Только в летнюю каникулярную пору и оживают эти деревни. Чтобы с осенними дождями снова обезлюдеть.

В такие кромешные снегопады, как нынче, я всегда остро чувствую, какой урон жизни России был нанесен разрушением деревни. Как без городов, города нужны. Но такие ли монстры, как нынешняя Москва? И при наших-то просторах жить на двадцатых, тридцатых этажах, в муравьиной скученности и толчее! Когда уже не один десяток лет назад установлено, что жизнь в оторванности от земли ведет к депрессиям, повышает криминогенность.

О нацинальной идее толковал-толковал много лет наш глава и гарант, да уж давно и перестал. А ведь она же вот: вернуть России деревню. Конечно, не ту избяную, столетней давности, а нынешнюю, с газом и электричеством, да с дорогами, проезжими во всякое время года. Около больших городов этих деревень будет погуще, в каких-то местах вообще будут редки, но главное – чтобы на двадцатом-тридцатом этаже остались только те, кому без этого нет жизни, кто может жить только так и не иначе. Не стягивать все производства да управление в столицу, а выводить отсюда, не просто приращивать Москву новыми землями, а рассредоточивать ее – превращая в ожерелье тех самых новых деревень. А не хочется называть их деревнями, назовите селеньями, посадами, да хоть станами, – не в названии дело, а в сути.

Возникни у нас такая национальная идея, и не просто возникни, а начни воплощаться в жизнь, многие, уверен, и чем дальше, тем больше, рванутся к земле, поселятся на ней. Вовсе не обязательно заведут корову, разведут кур – заживут полнокровной сельской жизнью, большинство, полагаю, как раз нет. Но соступать утром с крыльца на землю, а не выходить на затоптанную лестничную клетку, подниматься с земли вечером в свой дом, взойдя на три ступеньки, а не взлетая лифтом к небу, – от этой радости, этого счастья, кто вкусит, отказаться не сможет.

Снегопад между тем почти сошел на нет. Чуть ли не единичные снежинки, посверкивая, перепархивают в воздухе. Пора в руки лопату – и расчищать дорожки. Пора, пора!

Вот только живу я не на земле. И хотя этаж всего лишь седьмой, но все же, все же…

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: РЕФЛЕКСИЯ
Subscribe

Posts from This Journal “РЕФЛЕКСИЯ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Posts from This Journal “РЕФЛЕКСИЯ” Tag