kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Categories:

СТРАСТИ НА МАСЛЕНИЦУ

– Посмотри, там, кажется, человек на крыше, – позвала меня жена.

Я не слишком-то поторопился присоединиться к ней у окна. Если и человек, что из того. Их там с лопатами, лазящих по крышам окрестных пятиэтажек, в нынешнюю многоснежную зиму случалось после очередного снегопада добрый десяток на дом, и иной раз потрошили подмерзшую снежную перину в такой близости от пропасти – лучше и не смотреть.

– Да скорей же, он там, если это человек, на самом краю! – поторопила меня жена.

Я встал у окна рядом с нею.

На самом краю крыши, частью на загородке, какой обносится скат по периметру, а частью вроде как и за ней, темнела какая-то бесформенная масса, и если это действительно был человек, то выходило, что он сидел, привалившись к загородке, а ноги его свешены вниз. И никак это, конечно же, был не уборщик снега, не чистят так снег. Да и не было снега на крыше – весь, какой оставался, съела оттепель.  Кто мог сидеть так, кроме самоубийцы?

– Точно это человек? – не поверил я себе.

– Похоже, что человек. – Жена теперь была не слишком уверена.

С годами мы оба стали слабы глазами.

Я побежал к себе в комнату за очками.

– Куда ты, нужно срочно куда-то звонить! – голосом, уличающим меня в сердечной черствости, крикнула мне вслед жена.

Это она была несправедлива ко мне. Перед одной из трех крыш, вид на которые открываются из нашего кухонного окна, у меня имелись пусть тайные, но совершенно неопровержимые заслуги. Несколько лет назад проржавевшие железные крыши этих пятиэтажек, что покоем образуют наш двор, начали перекрывать, новый блестящий металл, сияя на солнце слепящим зеркалом, заиграл на двух, а третья так и осталась стоять в прежнем виде, пришла осень с дождями, настала зима, весна, прокатилось лето, снова пошли осенние дожди – стало ясно, что третья крышка осталась в девках и жителям верхнего этажа не этот год, так другой нужно ждать капели с чердака. Севши в очередной раз к компьютеру, я написал в управляющую компанию о несчастных жителях дома напротив, которые из своих квартир не видят своей старящейся крыши. Из компании мне, как и следовало ожидать, не ответили. Тогда я написал в управу. В управе меня, хотя закон их обязывал быть ко мне внимательным, тоже проигнорировали. Тогда я написал в округ. Округ – это уже серьезная инстанция. Из округа мне ответили. Что вопрос изучается и в свою пору мне сообщат о результатах. После того, как все мыслимые сроки прошли, а о результатах мне не сообщили, я, сославшись на входящий такой-то, а исходящий вот такой, потребовал известить меня, как обстоят дела. Короче. Я писал, мне отвечали. Прошло года полтора – и на крыше появились кровельщики. И крыша засияла свежим металлом подобно своим товаркам рядом.

Вот такая у меня неизвестная миру заслуга перед этими тремя крышами! Хотя, если честно, заслуга жены тут не меньше: кто не слезал с меня, требуя написать очередное письмо? Понятное дело кто. Она.

И вот теперь, состоя в таких, можно сказать близких отношениях с крышами, получить благодаря одной из них самоубийцу?

На кухню я прибыл, вооруженный не только очками, но и монокуляром, в который бывает, в ясные ночи смотрю на луну в ту пору, когда она превращается в полную сырную головку, – в надежде увидеть на ней признаки разумной жизни.

Картина, открывшаяся мне в лунный инструмент, вызвала во мне прилив радости, которым я тут же и не замедлил поделиться с женой. Во-первых, то действительно был человек. И он действительно сидел на самом краю, перелезши через заборчик. Но не это, само собой, вызвало во мне тот самый прилив радости. А то, что «во-вторых». Во-вторых, он как раз перестал сидеть (да простят меня пуристы за оборот) на краю, свесив в разверзшуюся перед ним пропасть ноги, и вставал. Забросил ноги на крышу, ухватился, изогнувшись, за загородку, подтянулся, привстал, и я своим вооруженным глазом ясно и четко узрел страховочный трос, тянувшийся от его пояса к загородке. Это был не самоубийца! Необходимость звонить куда-то, трепетать в ожидании приезда… кого? как скоро? успеют ли?.. необходимость эта отпала, и мы с женой, разоружившись, убрав на места и очки и монокуляр, вернулись к обыденной жизни.

Легко, однако, сказать «вернулись»! Стресс надо было чем-то и как-то снять. И тут я вспомнил о масленице. И о том, что специально к ней приготовленный стоит на полке кулек блинной муки. Что оставалось делать? Я принялся за блины.

И вот уже сколько времени прошло, как горка их потребовала к себе с ножом и вилкой, а до сих пор дыхание пресекается и под сердцем давит. Разве же можно съесть горячих, только что со сковородки солнцеликих блинов немного? Постараться-то можно, но у кого выходило?

Граждане, не смотрите в масленицу в окна, чтобы не заедать стресс блинами!

Но вот вопрос: что делал тот «самоубийца» на крыше? Хотел бы я знать, чтобы в следующий раз не тревожиться и, глянув в окно, спокойно отправиться к рабочему столу.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: РЕФЛЕКСИЯ
Subscribe

Posts from This Journal “РЕФЛЕКСИЯ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Posts from This Journal “РЕФЛЕКСИЯ” Tag