kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Category:

САНДАЛИЯ, ТУФЛЯ, САПОГ И ЛИТЕРАТУРА



Последние события «в стране и мире» отвлекли от того, ради чего задумывался журнал – разговора о литературе. Понимаю тех, кто на них не реагирует, вижу причины того, но сам отказываюсь считать, что башня из слоновой кости – лучшее место для писателя.

Однако же проливной дождь, палящее солнце или, наоборот, жгучий мороз сиюминутной жизни – это для писателя никак не благо. Чернила, Бог даст, не выпарятся и не замерзнут, а вот бумага капризней: расползется, расквасится, выгорит – какое время прошло, совсем ничего, а уже не разобрать ни строки. Соблюдение баланса между текущим днем и вечным (с некоторой иронией  произнося это) – одна из важнейших способностей, которую писатель должен взрастить в себе, уметь ею пользоваться и беречь.

Ставши участником ФБ и ЖЖ, я, естественно, стал достаточно много читать чужих дневников, и как человека не очень склонного к самообнажению вот что меня поражает: сколько людей едва не до интимных подробностей рассказывают о своей жизни, о каждом проживаемом дне, о своих делах, мельчайших, незначительнейших – вроде того, кто как оделся нынче, выходя на улицу, кто что поел на завтрак-обед-ужин, какую деталь в машине поменял, чем занимался на работе, как заходил в магазин и что загрузил в тележку… Продолжать перечисление таких подробностей (жизни) можно до бесконечности.
При этом в тех же дневниках, на общих площадках для обсуждения, в различных сообществах то и дело встречаешь рассуждения, подчас осторожные, с вопросом, но чаще горячие, категоричные, что вот такого рода дневники и есть подлинная литература. «Тебе интересно читать? – Мне ужасно! – А тебе? – И мне! – А я книги вообще больше не читаю! – И я на них забил, одна выдумка, на фиг мне надо!». На фиг писателей, то и дело нарываешься на такой вопль в Интернете, прямо или не слишком прямо выраженный, сами будем друг другу писателями, куда интересней!

И действительно, не к тому ли идет дело? Эксперты по книжному рынку убеждают нас, что тиражи падают, электронная книга тоже никак не может по-настоящему встать на ноги, издатели ублажают рынок всяческими маркетинговыми экспериментами, а он не поддается ни на какие ухищрения. Да здравствует литература, представляющая, по сути, не что иное, как вечерний треп на завалинке перед заходом солнца: я сегодня десять раз по воду с коромыслом сходила, а я всю картошку в огороде окучила, ой, девоньки, а мой-то разошелся, так все дрова переколол!

Скажете, этот вечерний треп на завалинке – все же не литература? И будете правы. Скажете, что в Интернете – это все же совсем не то, это другой уровень интересов, другой уровень культуры? И будете правы лишь в том, что уровень иной, а суть все та же: треп без смысла, весь смысл – в психической разгрузке, и лишь, поверхностная рябь жизни без движения к некоей цели, открытию, постижению. А без открытий, без постижения, без обретения неких истин, больших или не очень – это уже никак не литература. Потому что тем литература, в какой бы форме она ни бытовала, устной, фольклорной, или письменной, тем и отличается от всякой иной человеческой деятельности, что ищет и стремится обрести смыслы. Цель работы сапожника – стачать сапоги. Цель работы портного – пошить платье. Цель работы автозавода – чтобы из его проходной выкатился автомобиль. Цель человека, водящего пером по бумаге (или стучащего по клавиатуре компьютера) – также произвести продукт. И подобно сапогам с костюмчиком от сапожника и портного (или автомобиля от автомобилестроителя) этот продукт должен иметь не просто форму, но и свое назначение, которое в литературоведении и вообще в искусстве называется содержанием.

Такого содержания у тех блогов, о которых сейчас речь, нет.

А его и не нужно, это теперь будет такая литература, просвещают нас пропагандисты «новой литературы».

Что, безусловно, полные враки. Со времен Гомера, жившего уж когда!, литература в своих основных константах не менялась. Не менялась, потому что остается неизменной человеческая природа. А под эту природу, наверное, путем проб и ошибок, нам ныне неизвестных, литература и «сшила» себя. Меняются содержательно времена – и меняются содержательно литературные произведения. Но в своей форме, в своем назначении литература не меняется. Уже несколько тысячелетий. Так, извините, не меняется тысячелетия форма обуви – потому как, знаете ли, не меняется форма человеческой ноги. Сандалия ли, туфля ли, сапог ли – все они непременным образом имеют подошву и охватывающий ступню верх.

Это очень консервативный продукт развития человеческого духа – литература. И как всякое консервативное явление поддается лишь внешним, незначительным изменениям. Оставаясь внутренне все прежним. Никуда она не исчезает, литература. Ей, может быть, просто несподручно по нынешним временам быть на виду, вот она и ушла в тень. Ушла и ждет там своего часа.

Ваш,
Анатолий Курчаткин 
Tags: Литература
Subscribe

Posts from This Journal “Литература” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Posts from This Journal “Литература” Tag