kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Categories:

РОССИЯ. ПОБЕДА ПОСТМОДЕРНИЗМА

Вячеслав Курицын, которого я не могу не любить – хотя бы за то, что в своей молодости он ездил на службу в центр г. Свердловска, позднее ставшего Екатеринбургом, тем же троллейбусом, что я двадцатью годами раньше, и жил на улице Ильича, где располагался продуктовый магазин № 12, в котором я, школьник, купил с товарищами первую свою бутылку спиртного, уютно называвшегося «Спотыкач», – так вот,   в 90-е гг. Слава Курицын как критик и литературовед много усилий потратил на пропаганду и продвижение постмодернизма как самого передового метода литературы в России. Не ограничившись ролью теоретика, выступил и практиком постмодернизма – помню эти его публикации в «Знамени», а были и еще! – но все же большой любви с литературой у постмодернизма в России не случилось. Писатель в эту сторону особо не потянулся, читатель повел себя не лучше, издатель задумался над проблемой так глубоко, что, похоже, просто заснул.

И все же постмодернизм в России победил. Только не в литературе. А в собственно жизни. Причем постмодернизм не европейского типа, заимствующий все ценности и достижения предыдущих веков, утверждающийся на них как на фундаменте и уж затем возводящий новые стены, а постмодернизм наш, посконный, каким он заявил себя в русской литературе.

Что вышло из постмодернизма – противу мечтам Курицына – в основной массе постмодернистских текстов в России? В гробу мы хотели видеть все, что было до нас, таково оказалось главное кредо русского постмодернизма. Все это навоз, на котором мы взрастим свой собственный урожай. Об опыте начала 20-го века с его «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с парохода современности» было забыто, а чечетка под навязчивым мотивом – над всем посмеемся, все вывернем наизнанку, во всем сменим знак, из всего сделаем симулякр, мы никому ничего не должны, а нам должны все! – была отбита с такой залихватской лихостью, что русский постмодернизм сам вколотил ею гвоздь в свой гроб. 
   
В жизни все произошло наоборот. Сошедший на российскую землю благословенный капитализм оказался капитализмом «крокодиловского» типа – таким, каким его изображали в образе жадного, жестокого дядюшки Сэма в полосатых штанах и черном цилиндре Кукрыниксы. Бывший партийный работник, ставший хозяином заводов, фабрик и пароходов, не знает, как прожевать свои деньги, чтобы не было несварения желудка, наемный работник его заводов и фабрик не знает, как на свои доходы прокормить семью. Милиция переименовалась в полицию и окончательно приобрела те же «крокодиловские» черты: лупить дубинками, защищая «верховный» покой, – главное ее назначение. Преобразование во благо всего народа системы здравоохранения обезденежело медицину бесплатную, зато тропическими ярко-зелеными растениями мгновенно взросла по всему отечеству платная медицина, доступная столь широким слоям населения, что, выражая их в процентах, выше, чем десятые доли процента не взлезешь.

Ну, и судебная система. Из-за которой и пишутся эти строки. Которая навела на расцветший российский постмодернизм такой глянец, что глаза слепит, невозможно смотреть. То, что происходило в судах с Навальным последние дни – это и скоморошество, и пляска на гробах, и сплошной симулякр, переворачивание здравого смысла до столь глубокого обессмысливания, что остается только хлопать себя по ляжкам: да неужели? да не может быть! да неправда, так не бывает!

Нет, однако, правда, бывает. В царстве постмодернизма ведь все вывернуто наизнанку, все подменено. Там храбрость называется трусостью, плач смехом, достоинство бесчестием. Все, все перевернуто и подменено.

А ведь реальная жизнь человека – это не литература. Это в литературе все может быть «как в жизни». А в реальной жизни «как в литературе» быть не может. Не должно, во всяком случае. Потому что это только в романе октябрьской революции, пожалуйста, – раз и не было. И фантазируй, сколько выдумки хватит, как оно и что было бы, если бы ее не случилось. А в реальной жизни ведь ничего не изменить, не отогнать назад, что случилось – то навсегда. Жизнь не литературная игра, и история, которая пишется вроде бы на черновик, вмиг, после того, как события произошли, становится беловиком, из которого ничего не вычеркнешь, не выскоблишь, не вырубишь.

Но жить в таком постмодернистском, перевернутом мире нельзя. Невозможно.  Жизнь рано или поздно завернет салазки назад. И уж так все заскрипит, завизжит, заскрежещет, пойдет ходуном в нашем хозяйстве – никто тому не порадуется. И те, в том числе, кто этот постмодернизм нам «написал».

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: ОБЩЕСТВО, По поводу
Subscribe

Posts from This Journal “ОБЩЕСТВО” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

Posts from This Journal “ОБЩЕСТВО” Tag