kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Categories:

ИЗ "КНИГИ ЖИЗНИ И МУДРОСТИ ВИВИАНА ВИВИАНОВА" Подача 18-я, первую см. в записи от 4 сентября 2015


В. Вивианов в поездке с другими современными русскими писателями в Шанхае (фотографирует), 2006 г.

                                                                    *   *   *

О духовенстве

Духовенство в истории России сыграло не меньшую роль, чем дворянство с купечеством.

Духовенство в виде своих лучших представителей, монахов, сидело по монастырям, маялось бездельем и, чтобы занять себя, начало вести летописи земли Русской. Так у нас появилась своя история, и в результате, когда настало тысячелетие России, мы знали, что подошло время его праздновать. А не духовенство бы, так мы бы и не имели понятия, когда отмечать этот замечательный праздник.

Духовенство было не только черное, дававшее обет безбрачия, но и белое, которое имело право жениться, и на радостях, что имеют такое право, они делали своим матушкам каждый год по ребенку, подавая в этом пример простому народу. Так благодаря примеру духовенства народонаселение России с веками неуклонно росло, и Россия смогла широко распространить себя как с севера на юг, так и с запада на восток, сделавшись в конце концов необозримо великой.

Духовенство в лице Сергия Радонежского духовно укрепило Дмитрия Донского на Куликовскую битву – освободиться от золотоордынского рэкета. Двое монахов даже отложили в сторону переписывание российской истории, переоделись в доспехи и сами поехали биться с проклятою татарвой – тем самым вписав в историю свои имена не просто как переписчиков, а ее делателей. Благодарная история их имена сохранила: Пересвет и Осляба. После того, как они первыми сложили головы, ополченцам ничего не осталось другого, как последовать за ними и вступить в бой. Так вот и черное духовенство сумело показать простому народу добрый пример. А не Пересвет бы с Ослябой, так, может быть, русский крестьянин и не решился бы поднять топор на хорошо вооруженного рэкетира, а Россия имела бы столицей не Москву и уж тем более не Санкт-Петербург, а Золотой Сарай.

Духовенство было хранителем культурных традиций народа. Так как оно понимало, что традиции вещь хрупкая и в веках легко рассыпаются в прах, то предпочитало хранить их в архитектурных формах, неустанно строя по всей Руси храмы. И настроило их в конце концов столько, что даже коммунисты не смогли за семьдесят три года своего правления снести все, и теперь, освободившись от коммунистов, мы имеем перед взором наши традиции в самом нетленном виде. Осталось лишь научиться следовать им.

Духовенство всегда активно способствовало всем начинаниям государственной власти, подавая народу пример и в этом. Когда у духовенства случались с властью разногласия, оно обычно вскоре шло на попятную, так как хорошо помнило историю Савла-Павла и отлично понимало, что против рожна не попрешь. Народ в этом деле не всегда шел за духовенством, и тогда оно предавало отдельных представителей народа, наиболее упорствующих в своем несогласии, анафеме. Анафема, как правило, оказывала на народ благотворное действие, и он возвращался в прежнее состояние покорности, что позволяло государству Российскому процветать и крепнуть дальше.

Случалось, конечно, что и среди духовенства попадались отдельные представители, не желавшие следовать общепринятым курсом и громко выражавшие с ним свое несогласие. Например, протопоп Аввакум, не принявший реформу православия. Однако с такими духовенство, призвав на помощь власть, расправлялось быстро и круто. Потому что в полной мере отдавало себе отчет, что Россия стояла и стоит на единомыслии, а если в ней воцарится разномыслие, то России конец. То есть, может быть, страна-то, со всеми землями и с народом, останется, но государство Российское существовать перестанет.

Большой вклад наряду с купечеством духовенство внесло в развитие отечественной культуры. Если бы не оно, в русском фольклоре не было бы того множества сказок о пьяницах и обжорах попах, которые мы имеем в настоящее время, того множества пословиц и поговорок о них, которые так украшают нашу речь. («Каков поп, таков и приход», «Кому тошно, а попу в мошно», «Попам да клопам жить добро»). А наш национальный гений А.С. Пушкин не сочинил бы своей замечательной «Сказки о попе и о работнике его Балде», которую проходят в школе, а отдельные родители даже читают детям еще в дошкольном возрасте. Кроме того, заботясь об украшении храмов, духовенство давало работу множеству живописцев, и те оставили нам в наследство великолепные настенные росписи и иконы, на которые мы ходим теперь любоваться и приобщаться высотам художественного духа.

В настоящее время, после семидесяти с лишним лет унижений и преследований со стороны коммунистического режима, духовенство переживает возрождение. Снова повсюду открываются новые храмы, власть ходит в церковь на исповедь и дает льготы для церковной коммерческой деятельности, от желающих стать священнослужителями нет отбоя.

Новых сказок и пословиц с поговорками о духовенстве пока не появилось, но все свидетельствует, что за ними дело тоже не встанет. А если земля русская расщедрится и снова родит Пушкина, то он непременно создаст новое гениальное произведение о Попе и каком-нибудь его работнике.


                                                                   *   *   *

Последнее время Россию все чаще называют банановой республикой.

И это справедливо. Посмотрите, сколько бананов продается на улице!

Что же до ее сходства с некоторыми республиками Латинской Америки, то подобные параллели совершенно неправомерны.

Банановые республики Латинской Америки бананы вывозят, а мы ввозим. В свою очередь, они ввозят нефть, а мы ее вывозим.

Иначе говоря, они бананами торгуют, а мы покупаем. Торгуем же мы нефтью, которую покупают уже они.

Бананы они срывают с деревьев, произрастающих на поверхности земли. Мы же добываем нефть из земных недр.

О каком сходстве тут может быть речь? Никакого сходства!


                                                                   *   *   *

Снова о выдающихся людях Отечества

                                                   ИВАН ПАВЛОВ

Иван Павлов прожил долгую жизнь. 51 год в 19-м веке и еще 36 лет в веке 20-м. Однако встречаются и куда более основательные долгожители, и Павлов прославился отнюдь не этим.

Смешно сказать, но до Павлова наука не знала, зачем, например, человеку печень. Или там поджелудочная железа. Как равным образом и другие пищеварительные железы. Медицина до него не имела также понятия, что такое условные и безусловные рефлексы, и вообще не вполне понимала роль нервов в жизнедеятельности человека. Это только после Павлова мы получили возможность на крылатую фразу: «Все болезни от нервов». Мечту всех деятелей и простых тружеников науки, а также писателей и политиков – Нобелевскую премию – Павлов получил еще на заре деятельности Нобелевского комитета, причем не прикладывая к тому никаких усилий.

Материалистические объяснения Павлова жизнедеятельности человека нашли радостную и горячую поддержку у большевиков. Придя к власти, они оставили его заниматься наукой, а в день его 80-летия Совнарком издал даже специальное постановление, которым обеспечивались особо благоприятные условия работы руководимой им лаборатории. Несмотря на эту отеческую заботу о нем советского правительства, Павлов остался глух и нем к его требованиям и до конца дней, в противоречие со своей материалистической трактовкой человеческих рефлексов, оставался человеком верующим в Бога. Что, впрочем, ему как человеку, прожившему большую часть жизни в 19-м столетии, прощалось.

После смерти Павлова большевики хотели его забыть как дурной сон, но мировая общественность не позволила, безустанно празднуя его посмертные юбилеи и без устали ссылаясь на него в различных научных трудах. Тогда большевики вызвали имя Павлова из небытия, куда его отправили, и противопоставили Фрейду. Так Павлов после жизни стал играть несвойственную для себя роль идеологического противника Запада. В силу чего потерял прежнюю популярность у отечественных ученых, они перестали ссылаться на него в своих трудах и возвели себе в кумиры не кого другого, как Фрейда.

Пример Павлова убедительно показывает: сколько чего для родины ни сделай, она все равно употребит тебя так, как ей будет угодно.    

                                                                    *   *   *

Ну, и опять о животных

Известно, что в каждом человеке можно найти сходство с каким-нибудь животным.

Что, однако, из этого следует?

А ничего! Не переноси на животное свойства того человека, с которым он схож. Столь недоброго отношения к ним животные не заслуживают.


                                                                    *   *   *

И опять о братьях-писателях

                                                  МАНДЕЛЬШТАМ

Лично Мандельштама знать я не мог никак. Но в андерграунде у нас его стихи имели широкое хождение, и творчество Осипа Эмильевича знакомо мне до последней запятой. Считаю даже, что лучше меня с ним не знаком никто и настало, наконец, время, сказать о Мандельштаме и мне.

Должен признаться, когда-то, познакомившись со стихами Мандельштама, я пережил глубокий культурный шок. Шок выразился в том, что я мгновенно запомнил все его стихи и, разбуди меня среди ночи, мог цитировать их километрами и милями.

Однако прошли годы, и в памяти у меня от тех километров остались только отдельные строки и изредка строфы. Которые, чтобы вспомнить, нужно даже как следует поднапрячься. Конечно, можно сказать, что причиной тому моя память, но позволю себе заметить, что собственные стихи я помню отлично, а значит, память тут ни при чем. Значит, дело в стихах Мандельштама. Которые вовсе не того уровня, как это показалось вначале, и вот память удалила их, чтобы они не занимали места.

Нет, я вовсе не хочу сказать, что Мандельштам плохой поэт. Вполне ничего себе поэт. Но я считаю, на его поэзию накладывается его судьба. Может быть, не его бы трагическая судьба, стихи Мандельштама сейчас знали бы только специалисты. А так получается, что судьба подпирает стихи – и держит их, не давая им упасть в лету.

Лично я, например, пишу стихи посильнее мандельштамовских. И по темам значительнее, и по рифмам интереснее, не говоря уже о ритмике. Но такой славы, как у Мандельштама, до сих пор не имею. Объяснение этому вижу в одном: не столь трагическая судьба.
Правда, и к Мандельштаму слава пришла уже много спустя после его смерти. А я пока жив.

Но что же мне, специально устраивать себе трагическую судьбу?

А Мандельштаму все само собой далось, можно сказать – упало в руки. Не знаю другого поэта его поколения, которому бы так повезло. Даже Ахматовой так не подфартило: у нее всего лишь сына арестовали. Да еще он и жив остался.

Почему власть разлюбила поэзию? Когда любит, непременно кого-нибудь сажает


                                                                    *   *   *

О наших предках

Старая истина: всякое настоящее зависит от своего прошлого.

Предками нынешних итальянцев были римляне.

Предками нынешних греков были эллины.

Нашими предками были славяне.

Римляне воевали. Эллины занимались искусством. Славяне ловили рыбу.

С той поры утекло много воды.

Итальянцы больше не воюют. Греки перестали заниматься искусством. Мы не ловим рыбу.

Итальянцы работают, у них растет общеваловой национальный продукт, и они живут все лучше и лучше. Греки тоже работают, и у них, пусть не так, как у итальянцев, но валовой национальный продукт также растет, жизнь их все улучшается.

Работаем и мы. Наше правительство уверяет, что валовой национальный продукт неуклонно растет и у нас. Но жизнь наша нисколько не улучшается. Наоборот.

Нужно же было нашим предкам ловить рыбу! Воевали бы или занимались искусством. Глядишь, жили бы теперь если не как в Италии, то хотя бы как в Греции.  
Tags: Книга жизни и мудрости Вивиана Вивианова
Subscribe

Posts from This Journal “Книга жизни и мудрости Вивиана Вивианова” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments