December 10th, 2016

НА ПУШКИНСКОЙ ПЛОЩАДИ

        Второй день совещания молодых писателей, традиционно проводимого в декабре Союзом писателей Москвы. Работают семинары (сейчас положено говорить "мастер-классы") поэзии, прозы, драматургии, критики. У критиков самый большой семинар: за двадцать человек! Впрочем, суммарно на прозе, наверное, больше. Один семинар ведет Евгений Попов с Викторией Лебедевой, другой ваш покорный слуга с Евгений Декиной. В нашем семинаре одиннадцать человек. Вчера обсудили троих, сегодня четверых, завтра должны еще четверых. Все талантливые люди. Все знают, что писательством не заработаешь, у всех специальности "для хлеба". А не писать, не заниматься сочинительством не могут. Один наш семинарист в перерыве между занятиями, в коридоре, когда мы оба были с бутербродами в руках, сказал мне: "А если не заниматься творчеством, зачем жить?" Он самый молодой у нас: двадцать лет, учится на актерском отделении в Питере.
Collapse )



"ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ" (детская повесть-сказка) Глава девятая

Анатолий Курчаткин

                                  по сюжету Анастасии Курчаткиной

           

         ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ


        Глава девятая       Настя становится великаншей

– Так что насчет хрустального яблока? – начала Настя, когда они с Чур-чуром стали нормального размера и роста. – Есть соображения, как будем выкрадывать?

       Ответить Чур-чуру помешал шум. Трещали кусты, тряслась от топота земля. Но это был не Кит с Главным министром на спине. Громадный, размером со взрослого кенгуру ушастый заяц большими прыжками несся по лесу. А перед ним бежал кто-то серенький и маленький – казавшийся рядом с зайцем игрушечным. Время от времени маленький и серенький пытался вильнуть в сторону, но заяц на ходу ловко бил по нему передней лапой, и маленький-серенький отлетал обратно. Иногда удар заячьей лапы отбрасывал маленького-серенького слишком далеко в другую сторону, и тогда заяц ударом второй лапы подправлял маленького-серенького, чтобы тот снова оказался прямо перед ним. Словно играл маленьким-сереньким, как мячом.

– Съем-растопчу, на морковку пущу! – вопил при этом заяц на весь лес.

Collapse )