kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

СОСЕДИ. 2.

Реплика в сторону

Великая вещь – механизм ассоциаций. Как там это происходит в нашем мозгу? Начинаешь думать и вспоминать одно, но из бокового хода мысли-воспоминания неожиданно выскакивает что-то совершенно иное, лишь чисто эмоционально, неким сходством «красок» связанное с исходным пунктом размышлений, и вот уже заполняет собой все твое внимание, отодвигая в сторону основное, главное.

Это я к тому, что, начав писать своих «Соседей», думая об этих своих героях, я неожиданно вспомнил соседку из другого дома, где мы с Верой жили после нашей женитьбы. Это была самая окраина Москвы, восемьсот метров до кольцевой дороги, я любил называть наш дом последним домом Москвы. Что, собственно, соответствовало действительности. Дальше начинался пустырь, буераки, тек ручей, попав туда, чувствовал себя уже за городом. Дом был кооперативным, у нас там была небольшая квартирка, а в соседях у нас, в квартире побольше, жила другая молодая пара – вот она-то мне прихотью ассоциации и вспомнилась неожиданно. Вернее, половина пары, а именно женская.

Впрочем, эту нашу соседку я уже описал, и давно. Рассказ так и называется, с указанием на место ее жительства: «Хозяйка кооперативной квартиры» (см. книгу рассказов «Через Москву проездом», М., «Советский писатель», 1981 г.). В рассказе указан и район Москвы, где стоял (да и по сию пору стоит) тот наш дом, и занятия соседки, а вот о том действе, из-за которого она мне вспомнилась, там написано полторы фразы. Оно было нужно для общей характеристики героини, маленькой составляющей частью ее жизни, а в нем, между прочим (видишь, глядя из нынешних дней), с такой яркостью выразилась двойственность той, позднесоветской жизни, вся фальшивость ее устройства, вся липовость постулатов, на которых она держалась!

В рассказе соседку зовут Элла. В жизни, естественно, звали по-другому, но это не имеет значения. Пусть Элла. И вот героиня в одной сцене вспоминает мать, которая работала в Сбербанке (ах нет, в Сберкассе, так тогда назывался Сбербанк!), в одном из его заурядных московских отделений. А теперь, говорится в рассказе, уже не работает, потому что в соседнем отделении из-за махинаций с лотерейными билетами посадили несколько человек и она с испугу, как бы того же не вышло с нею, уволилась из своего отделения. Все, больше ничего в рассказе об этом. На самом же деле знал я от своей соседки об этих махинациях побольше.

Сейчас многими принято идеализировать те советские времена. И выше они были в моральном смысле, и люди чище, человек человеку друг, товарищ и брат, ну, подпольные миллионеры-цеховики там встречались, так сколько их на всю страну!

А теперь представьте, сколько таких вот рядовых отделений Сберегательной кассы во всей стране, которая была по сути в этой стране единственным банком. И сколько же там людей работало! А учитывая, как говорится, членов их семей…

И вот что делали работники этих тысяч и тысяч отделений Сберегательной кассы с лотерейными билетами. По предписаниям, полученным сверху, накануне очередного розыгрыша оставшиеся нераспроданными билеты подвергались уничтожению. Учреждалась в каждом отделении специальная комиссия из работников отделения, возглавлять ее приезжал из центрального отделения какой-нибудь «комиссар», они составляли акт по уничтожению, вписывали туда номера и серии билетов… но реально уничтожение билетов и сдача актов куда надо происходили только после публикации таблицы с номерами выигрышных билетов. И если среди подлежавших списыванию обнаруживались эти самые, выигравшие, они изымались из акта (акт, натурально, переписывался) и делились между членами комиссии. Несомненно, как в магазинах было невозможно торговать левым товаром без покровительства товарищей из «торга», которым полагалось «заносить» и «заносить», так невозможны были эти махинации с билетами без покровительства тех же самых вышестоящих товарищей из всяких центральных отделений Сберкассы.

Таких выигранных по лотерее вещей у нашей соседки было не две и не три. Откровения ее, помню, начались с того, что она рассказала, откуда у нее этот замечательный, дефицитнейший холодильник «ЗИЛ».

Оттуда, из тех лет ведут свою родословную все эти распилы, заносы, откаты. Все это просто легализовавшаяся система нравственных отношений, морали, правил жизни, что сложилась тогда, а в новые, нынешние времена лишь расцвела. Потому и расцвела столь бурно и быстро, что была уже вполне готова и пронизывала своими метастазами все общество.

Не видать нам никаких экономических успехов, никакого процветания, пока наше общество стоит на тех прошлых устоях. Устоях нравственной двойственности, двуличной морали, вывернутых наизнанку правил жизни.  

Ваш,
Анатолий Курчаткинг 
Tags: ОБЩЕСТВО
Subscribe

Posts from This Journal “ОБЩЕСТВО” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Posts from This Journal “ОБЩЕСТВО” Tag