kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

ЗАБОР КАК ЯВЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

                   

В продолжение, а в известной степени и в развитие предыдущей записи о литературе и понятии «ценность жизни».


Утверждение, что религия и культура растут из одного корня, давно сделалось постулатом. Тем более что на чисто семантическом уровне это в высшей степени наглядно: «культ» как религиозное служение и «культура» – один корень.

Но если пытаться разобраться во внутренних связях, то дело становится не столь очевидным. Ощущение чего-то близко, рядом стоящего с человеческой жизнью и в то же время неухватываемого ни зрением, ни слухом, ни осязанием, невозможного для постижения сознанием – трансцендентного, дано большинству людей. У кого-то это проявляется в детстве, и довольно раннем, у кого-то с возрастом и даже старостью, у кого-то лишь в смертельной опасности.


Однако независимо от этого ощущения почти также каждому человеку свойственно тянуться к чему-то ВЫСШЕМУ, что можно обозначить как цель жизни, ее смысл, некая ценность, что находится за пределами твоего понимания, но которая понимается именно как ценность. Так, свидетельствуют многие авторы, отпетые зеки ловили несравненный кайф от пересказов их интеллигентными собратьями по несчастью различных сюжетов классической литературы. Подтверждаю это собственным опытом. В детстве сосед по подъезду, мой сверстник, уже и тогда со всею возможной яркостью обещавший себе «тюрьму и ссылку», не мог отлипнуть от меня, когда я начинал пересказывать какую-нибудь книгу, что читал в тот момент. Приходя истинно в священный восторг на каком-нибудь месте типа того, когда во «Власти Советов» у В. Катаева герой произносит «як из говна пуля». «Что, так и напечатано?» – весь трепеща, спрашивал он. «Ну да, – отвечал я. – Только вместо «о» и «в» три точки поставлены». «Но все равно!» – восхищался он. Восхищение его было связано не собственно с этим словом, ставшим ныне столь естественным без всяких точек в повседневной речи, он восхищался тем, что узнавал что-то понятное и близкое в том высшем, что сверкало для него фантастическим, недостижимым дворцом на недоступной вершине.


Без приобщения к некоему идеалу, к чему-то высшему, осознаваемому именно как ценность, человеческая личность просто не может. Нет этого высшего – и личность аннигилирует. Для верующего человека таким высшим естественным образом является Бог. Всякие попытки заменить это понятие другими, типа Абсолют, Информационное поле, Ноль-величина и т.п., натужны и смешны. Зачем придумывать новые названия тому, что уже определено давно и равносильно нашей способности дышать? Ну, можно назвать «стул», «стол», «табурет» по-иному, – какой, однако, в том толк? Сущность вещи от того не изменится.


С человеком, придерживающимся материалистических воззрений, с определением высшего все оказывается много сложней. Ортега-и-Гассет говорил, не помню, в каком из своих сочинений, что смысл человеческой жизни оказывается заключен в пределах самого человеческого общества. Иначе говоря, то чувство трансцендентного, что свойственно человеку изначально, упирается в пределы, выйти за которые нельзя ни при каком условии. В таких обстоятельства роль искусства, литературы, в частности, возрастает необычайно. Получается, что искусство с литературой могут заменить собой Бога – как это и было для многих художников 20 века. А и не только художников. Для большей, основной массы интеллигенции. Культура в 20-м веке, особенно в нашей стране, действительно стала превращаться в культ, вытесняя церковь, тем более что атеистическая власть всеми силами тому способствовала.

Изменение отношений власти и церкви (не только с православным христианством, но и с иудаизмом, и с исламом, и с буддизмом) в немалой степени поспособствовало тому, что в сознании многих искусство с литературой лишились ореола «культа». С чем, возможно, также связано падение тиражей и интереса к той же литературе.

Но что же тогда, культ (как служение Божественному) и культура имеют лишь семантическое совпадение, расходясь в своей сущностной основе?


Нет, и в сущностной основе они совпадают, произрастая из одного корня – ощущения трансцендентности мира. Просто у них разные, хотя и параллельные задачи. Религия примиряет с этой самой трансцендентностью мироздания, культура – с трансцендентностью человеческого бытия в материальном мире. Культура начинается с вопля, исторгающегося из человеческой груди: «не могу молчать!» Этот вопль может быть направлен в вырытую торопливо яму со свидетельством об ослиных ушах царя Мидаса, а может быть трехбуквенным словом, размашисто начертанным мелом на корявом строительном заборе. Вырвавшийся вопль, как и мат на заборе, позволяют обрести равновесие и плыть в вечно бушующем человеческом мире дальше. Иногда (да что там, чаще всего) мы не можем оформить наш вопль во всей полноте его смыслов и информации, и вот тогда на помощь нам приходят они, искусство с литературой. Глядя на «Троицу» Рублева, «Монну Лизу» Леонардо да Винчи, читая «Войну и мир» Толстого или пушкинского «Бориса Годунова», я преисполняюсь такой полноты бытия, какую – Господи, прости – могу получить лишь по причащению. С той, разумеется, существенной разницей, повторюсь, что в случае принятия Святых даров примиряюсь с непознаваемостью мироздания, пока нахожусь в телесной оболочке, в случае же Рублева-даВинчи-Толстого-Пушкина примиряюсь с непознаваемостью целей этого нашего телесного существования.


Странно для кого-то, наверное, прозвучит утверждение, что Толстой и хлесткое слово на заборе принадлежат к одной «сущности», но это так. Важно, чтобы наша культура, с таким трудом, такими усилиями наработанная несколькими поколениями русских людей (и литература, литература, конечно же!) не стала тождественна этому намалеванному на заборе слову.


Ваш,

Анатолий Курчаткин

Tags: Литература
Subscribe

  • «СОВЕТСКАЯ» ТРАДИЦИЯ – СВЯТИТЬ КУЛИЧИ

    Человек, открывший этот текст, тотчас скажет самому себе (или жене, если окажется рядом, или мужу, специально его окликнув): не было такой традиции…

  • МЫСЛИ В РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОЧЕЛЬНИК

    Несколько восточных церквей, в том числе и русская православная церковь, держатся старого, юлианского летоисчисления, и вот Рождество нам…

  • ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

    В газетах пишут, что Пасха «восточная» и «западная» у христиан совпадает редко. Так что нынешняя – особая, есть в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment