kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

ДВЕ ЗАУРЯДНЫЕ ЖЕНСКИЕ ИСТОРИИ

Уже самое преддверие Женского дня. И мне вспомнились две истории, рассказанные мне двумя женщинами – в разное время, в разных обстоятельствах, казалось бы, разные содержательно и одинаковые по сути.

Первую я услышал порядочное время назад, что не делает ее неактуальной: отношения мужчины и женщины в браке, измена, ревность, боль от разрыва отношений – тема вечная и вечно актуальная. Я работал в областной молодежной газете в отделе культуры, было мне двадцать два года, недели не проходило, чтобы не отправился куда-нибудь в командировку, и мне это нравилось.



В тот весенний день это была не командировка, а просто я поехал с каким-то коллективом художественной самодеятельности на некий смотр (проводились такие!) в один недальнего расположения районный город. Ехать было часа полтора-два, место в автобусе рядом со мной заняла женщина лет тридцати пяти – тридцати семи, как выяснилось скоро – руководитель этого коллектива. Вспоминая ее сейчас, я вижу зрелую, что называется в самом соку, вполне привлекательную энергичную, полную жизненных сил женщину – сейчас я бы даже сказал «молодую», но тогда она мне такой, разумеется, не казалась.

Ехать полтора-два часа и молчать невозможно, да мне для будущего репортажа нужно было ее кое о чем порасспрашивать, этим я и занялся, а когда мой интерес стал иссякать и наш разговор начал буксовать, она вдруг она, как решившись и как-то всхлипнув-всхрапнув при этом, жарко проговорила: «Слушайте, вы журналист, я хочу вам рассказать, вам будет интересная моя история, я хочу, чтобы вы написали о ней в газете! Газеты ведь любят писать о таких историях, она поучительна, эта история предательства, каким низким может оказаться любимый человек, просто невероятно!»

Меня обдало пламенем чувства, которое я не решился оскорбить отказом от внимания рассказу. В результате и дорога туда, и дорога обратно превратилась в монолог моей спутницы о встрече с ее будущим мужем, о том, как они поженились, как она помогала ему сначала делать диплом, чертя за него ватман за ватманом, потом помогала делать кандидатскую диссертацию, и снова – ватман за ватманом, как у них рождались дети – двое, мальчик и девочка, – как помогали ее родители, а его нет, при этом она не опустилась, не обабилась, она и вела дом, и росла профессионально, всегда следила за собой, она не могла допустить, чтобы превратиться просто в наседку, в домохозяйку при нем, ее интеллект того не позволял… И вот выпал шанс: из Москвы пришла разнарядка – выделено одно место на двухгодичных курсах режиссеров, областной совет выдвинул на это место ее, какое решение принять? Они вместе решали, ехать ей, не ехать, она готова была отказаться, но он же и настоял: два года, чепуха, зато у тебя потом такие перспективы!

Надо ли продолжать в подробностях? В общем, шел уже второй год  ее учебы в Москве, когда, вырвавшись в очередной раз к семье, она поняла, что у него есть другая женщина. Он отказывался, убеждал ее, что ей показалось, доучиться осталось совсем ничего – она снова уехала, а когда вернулась окончательно, стало окончательно ясно, что он не просто изменяет, а увяз там и не хочет разрывать там отношений. Я ее наконец увидела, с жаром говорила мне в ухо режиссер, получившая в Москве корочки, подтверждающие ее высокую квалификацию. И что я увидела? Интеллект? Какой там интеллект! Девятнадцатилетняя девка из деревни, работница на обувной фабрике! Молодое мясо, просто молодое мясо!

Я или она, был поставлен ею перед мужем вопрос ребром. И он выбрал «ту». Предпочтя безмозглое молодое мясо ее интеллекту, всему бэкграунду их жизни.

Я был молодой, но уже немного тертый и, прощаясь, сказал своей спутнице, что писать об их истории, не выслушав другой стороны, невозможно, попросил дать координаты мужа, чтобы связаться и встретиться с ним. Координат его почему-то у нее не оказалось, и она пообещала завтра же позвонить мне и сообщить их. Ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю-месяц, как и следовало ожидать, звонка от нее не последовало, и никому никогда – вот, до нынешнего дня – я этой истории не рассказывал.

Вторую историю я услышал недавно, три, четыре, пять лет назад – от массажистки, делавшей мне массаж  спины, когда меня прихватил остеохондроз. Я лежал на массажном столе, а она почему-то рассказывала мне историю своей жизни с мужем. Как можно прервать рассказ массажистки, когда вы лежите под ее руками? Мне пришлось слушать. Сеансов массажа было десять, она помнила, на каком месте прервалась, и каждый сеанс начинался примерно с такой фразы: «Так я вот на чем остановилась…»

Сейчас эта поликлиника обычная городская, а когда-то относилась к так называемому четвертому управлению Минздрава, к Кремлевке, иначе. Отец массажистки работал шофером в кремлевском гараже и после окончания ею медучилища устроил ее на курсы массажистов в Кремлевке, а по окончании их она стала работать вот в этой поликлинике – престижное место, повышенная зарплата, возможность отдыхать в санаториях, в которые простому смертному не попасть. Ой, как здесь все было, ой, как было, приговаривала надо мной массажистка. Но рассказ ее был, как я уже сказал, не о том.

С будущим мужем познакомил ее все тот же заботливый отец. Паренек был из той же деревни, что и он, приехал учиться в Москву на юриста, отца деревенские знакомые попросили опекать его. Он какой худой был, какой голодный, придет – что на стол ни подашь, все сметет, вещала, обрабатывая мне спину, массажистка (отличная массажистка, кстати, была).

Паренек столовался-столовался в доме массажистки и естественным образом женился на ней. Что было не жениться? Сразу московская прописка, помощь тестя в устройстве на работу, звонок от пассажира машины, которую водил тесть, куда надо, – и место в аспирантуре, да и жена была отнюдь не уродина, наоборот: белокурая, свеженькая, хорошенькая. Ну, и дальше все как надо: рождение дочери, собственная квартира, дачка в недальнем Подмосковье, «Жигули», в квартиру – гарнитур, кресла, диван, хрусталь в серванте. И у меня все блестит, все всегда у меня чисто, в холодильнике и суп свежий, и котлеты, слышал я над собой сквозь наплывающий сон  голос массажистки.

А потом – муж стал уже доктором наук, дочь подросла – странным делом увлекся он рыбной ловлей. И как суббота-воскресенье, так к другу на его дачу, там река, так клев, и ведь не только летом-осенью, а все время, и зимой тоже. Короче, массажистка нагрянула однажды к этому другу на дачу и увидела, что он за рыбу поймал. Кандидатша наук с его же кафедры.

И вот что ему со мной не хватало, рассуждала, массируя меня, массажистка. Он говорит, интеллекта ему не хватало. Он что, с интеллектом живет? Да у нее, мне потом этот же друг рассказывал, когда мой к ней ушел, в доме грязища, в холодильнике паутина, ковер месяц не пылесосился! И меня на эту грязнулю с диссертацией променял? Что же, так и живет с ней, вынужден был уточнить я у массажистки – она ждала от меня таких вопросов. Так и живет, подтвердила она. Дурак!

И вот как же так, почему, что причиной: в одном случае от женщины своего круга, своего уровня, равного интеллекта – к женщине, которая, кроме постели, едва ли что сможет ему дать, в другом, наоборот – от женщины, создающей уют, радость дома, обеспечивающей жизненные тылы», – к женщине, которая ничего этого дать не может, зато с нею есть, как говорится, о чем поговорить? В чем тут секрет, что за тайна?

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: По поводу
Subscribe

Posts from This Journal “По поводу” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments