kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

ВОТ, ИЗ ТОМСКА ПО ВОЗВРАЩЕНИИ (ФОТО!)

Во-первых, должен принести извинение за некоторую недостоверность информации, что была в предыдущем посте: совещание молодых писателей не Урала и Западной Сибири, а Урала, Сибири и Дальнего Востока. Да, от Екатеринбурга до Владивостока – такой охват. Заявлено было 39 участников, несколько человек не приехало: не смогли по тем или иным причинам. В том числе, потому, что местная администрация отказалась выделить деньги на проезд до Томска. Вот, например, Новосибирск этим отличился. Кто был из Новосибирска, все приехали за свой счет. Благо, не слишком далеко: как от Москвы до Ярославля. Новосибирская власть, судя по всему, вообще не слишком литературу любит. С 2013 г. перестал выходить из-за отсутствия финансирования журнал «Сибирские огни», вот только сейчас возобновляется, но пока на голом энтузиазме: какие-то средства местный департамент культуры обещал выделять, только начиная с 2016 г. Как это нужно относиться к литературе, чтобы перекрыть кислород писателям, что живут на территории, которой ты временно управляешь? Впрочем, не стану подбирать эвфемизмов тем словам, которые просятся с языка. Обойдусь вообще и без тех, и других. И так все ясно, без слов.


   Главный корпус пансионата "Томь", где проходило совещние


    Рукописи молодых писателей

Ну, а само совещание как совещание. Жили в 25 км от Томска, в город выезжали лишь раз – четыре часа автобусной экскурсии с посещением мемориала защитникам родины, монастыря, где находятся мощи святого старца Федора, того самого, который согласно легенде Александр I, с прогулкой по набережной реки Томи, главной достопримечательностью которой с недавних пор является шаржированная скульптура Чехова, имеющая такое полное название: «Антон Павлович Чехов глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и никогда не читавшего «Каштанки». Скульптура, на мой взгляд, замечательная, хотя, говорят, когда ее поставили, некая городская общественность за Антон Палыча сильно оскорбилась, потребовала убрать скульптуру, что и было вроде бы сделано, но потом некие властные силы хорошенько подумали и вернули-таки ее на прежнее место. И правильно сделали. От Чехова точно не убудет, а веселья и радости на набережной прибавилось. В первую же ночь по нашему приезду по городу прокатился шторм, ветер валил деревья, гроза бушевала на протяжении нескольких часов, воды с небес вылилось, как в потоп, – мы были в Томске два дня спустя, а еще повсюду валялись сбитые сучья, лежали кучи сломанных ветвей, а то и целиком деревья.




   В мемориальном парке

Последствия бури в мемориальном парке


Молодые писатели XXI века с классиком конца XIX - начала XX вв

  В нашем пансионате в 25 км от города тоже всю ночь блистало и грохотало, лил дождь, электричество отключили, но нас шторм задел лишь крылом, и утром совещание начало работу в строгом соответствии с расписанием: в 10 утра все сидели в конференц-зале, и Дмитрий Бак приступил к вводной лекции. Кто не слышал ее, мне того жалко. Блистательная была лекция. Начав с проблемы «государство и литература», нынешний директор Государственного литературного музея закончил лекцию сакраментальным и вечно животрепещущим русским вопросом «Что делать?», а между ними были рассмотрены и вопросы российского литературоцентризма, и особенности российской литературы, и союзов писателей, и статусов поэта, прозаика, литературного критика в настоящее время. Вот перечислил – и содрогаюсь: как скучно! А было интересно, просто очень. И глубоко, и ярко – содержательно. Правда, в середине лекции неожиданно поднялся один участник совещания и, прервав Бака, решительно потребовал от него почитать свои стихи, однако общими усилиями любитель поэзии был определен как недостаточно способный к адекватному восприятию действительности из-за слишком внятного запаха, исходящего изо рта, и покинул зал с понятливой покорностью, не настаивая на своем требовании.



Хотелось бы надеяться, что в какой-то степени было так же интересно, как на вступительной лекции Дмитрия Бака, и у нас на семинарах, мастер-классами их сейчас называют, но я все никак не могу привыкнуть. Поэтические семинары вели: один Елена Исаева, другой Александр Казинцев. Прозаические: один – мой старый друг Евгений Попов, второй – ваш покорный слуга. За другие семинары говорить не могу, а свой похвалю. Все были активны на обсуждениях, все читали друг друга, не было таких, что всякий раз вскидывался: «Ах, я не успел!» – все были доброжелательны, никто не бил морду другому, расквашивая нос (обсуждение я, конечно, имею в виду), – хороший по качеству был семинар, одно удовольствие, спасибо, ребята! Перечислю имена своих семинаристов: Ксения Альшевская, Михаил Балабин, Софья Долгих, Дарья Бехтенева (Коптяева), Артем Леонтьев, Юлия Подлубнова, Дмитрий Райц, Игорь Федоровский. И был записано еще четыре человека факультативно, всех лично я прочел, но на обсуждение пришел лишь поэт Александр Александров. А была среди факультативных одна рукопись на 15 авторских листов, не смог я удержаться, высказал на подведении итогов претензию автору: зачем было тогда записываться, рукопись давать? Владислав Пасечник не значился ни в каком списке, однако появился, оживил своей громадной фигурой и бурным поведением что столовские кормления, что семинарскую работу, убедил прочитать его в дополнение ко всем прочим семинаристом, и право, не пришлось пожалеть времени: что критическая его работа показалась интересной, что проза. Кстати, стоит сказать, семинар был не только прозаическим, но и критическим, Юлии Подлубновой, единственному критику среди всех прочих семинаристов, было, может быть, и одиноко, но для всех других прозаиков ее присутствие, практически профессионального уже критика, было, надо полагать, ценно во всех отношениях. По итогам обсуждения на семинаре руководитель имел право выдвинуть одного из участников на осенний всероссийский форум молодых писателей (тот, что называется «липкинским», хотя уже второй год будет проходить не в Липках), я без колебаний отдал право этой поездки Дмитрию Райцу. Сложившийся, по сути, писатель, с хорошей рукой, с интонацией, с чувством соразмерности частей и общего. Дай ему только Бог и удачи, и трезвости ума.


Мой семинар, или мастер-класс

Вот об удаче, о будущей судьбе молодого писателя много думалось эти дни. О кризисе в литературе я уже писал в предыдущих постах, не повторяться же сейчас. Повторюсь лишь в одной позиции: без собственной активности, без создания самими писателями каких-то новых форм бытования литературы ей, этой литературе, а то есть и им самим, писателям, не выжить. Праздник совещания закончился, а впереди-то будни. Которые и есть собственно жизнь. «Хлеб наш насущный даждь нам днесь…» Но хлеб этот с неба сам по себе не валится. Поле нужно и вспахать, и засеять, и сжать урожай, и обмолотить… А не вспашешь, не засеешь, не обмолотишь – никто тебе кусок хлеба не подаст. Потому что праздники – это праздники, тут для тебя постарались другие. А будни – это будни, тут для тебя никто стараться не будет.

Ваш,

Анатолий Курчаткин

Tags: ЛИТЕРАТУРА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments