kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

НОВАЯ ЛОШАДЬ РУССКОЙ ПОЛИТИКИ

В Кремле совершен переворот. С поста главы администрации ушел Сергей Иванов, которого называли главой партии войны, или, во всяком случае, выразителем ее идеологии и проводником. Так это было или нет – Бог весть. Место его занял непубличный прежде человек, канцелярист Антон Вайно.

Что мне, писателю, до всего этого? Я глубокомысленного анализа наших пикейных жилетов, посвященного таким перестановкам, не просто не читаю, а просто не вижу – что в газете, что в Интернете. Но нынешнее кадровое обновление меня задело.

Потому что, мне кажется, в свете того, что сейчас происходит в стране, в нем есть ЗНАК. Позвольте мне написать так, прописными буквами. И вот почему..  

Говорят, что глава нашего государства Владимир Путин не имеет стратегического мышления, оно у него чисто тактическое – так его личность была сформирована и запрограммирована в том учебном заведении, которое раньше называлось Высшей школой КГБ, а теперь ФСБ.

Как абсолютный неспециалист в аналитике государственного управления не берусь оценивать это утверждение. Людям, посвятившим свою жизнь этому делу, лучше знать. Я хочу лишь поделиться своими конкретными наблюдениями и знанием.

Первый раз я мог видеть В. Путина вблизи и даже участвовать в достаточно камерном разговоре на рубеже веков, когда он впервые баллотировался в президенты. Он тогда приезжал к нам в ПЕН-клуб, никаких рамок с металлоискателями для встречи с ним еще не полагалось, пришел с пропуском в виде, как говорится, своего фейса, и все. Я не пошел, не надеясь услышать что-либо путное. Как мне потом передавали, ничего путного сказано и не было. Но речь не о сказанном, не о некоей программе будущего президентства. На встрече была поднята проблема удушающей налоговой политике для организаций культуры, в частности о судебной тяжбе ПЕН-клуба по поводу этих налогов, будущий глава государства внимательно все выслушал, вник, отдал во всеуслышание своему помощнику повеление дать исполнительному директору клуба, покойному уже, к сожалению, ныне поэту  Александру Ткаченко  свой глубоко законспирированный телефон – и чтобы в течение месяца вопрос был решен в пользу ПЕН-клуба (а в этой тяжбе все было очевидно, государство нарушало там свои же решения-постановления)

Помощник кормил Сашу обещаниями года полтора, прося перезвонить через неделю, через месяц, через полтора, пока Ткаченко не понял, что исполнять решение шефа помощник и не собирается. С какой стати, зачем? Что за интерес? Он был сам себе контролер и, еще когда передавал Саше свой глубоко законспирированный телефон, знал, что этим актом высокой передачи все и ограничится.

На полуторагодовой давности встречу с Путиным во время года литературы я уже пошел. Тут уже были спецсписки, металлоискатели, часовая очередь на проход, но на этот раз мне хотелось увидеть главу государства вблизи. Во всяком случае, с места, где я сидел, до него на трибуне было метров двадцать – видна вся мимика во время речи, видна вся степень его погружения в текст, предварительной знакомости его с тем.

Впечатление было печальное. Конечно, я прекрасно отдаю себе отчет, что этот доклад президент не мог писать сам. Но чтобы такая степень чуждости человека, читающего с трибуны текст доклада, этому самому тексту! Там не было никакого участия личности в зачитывании текста. Текст мог быть другим, с другими акцентами, в другой стилистике написанный – все было бы зачитано точно с той же степенью «вживленности» в него. Равнодушие абсолютное, стопроцентное, нескрываемое. Президент оживился, лишь когда речь зашла о мате. Тут он оторвался от страницы перед ним и со своей фирменной усмешкой, добро и порицающее сказал, что знает-знает, как писатели хотят материться на страницах своих произведений, но ничего не поделаешь, придется потерпеть. Все, больше проявления живого человеческого чувства на протяжении доклада не было.

И вот что мне стало тогда, окончательно и бесповоротно ясно. Есть такое выражение «править длинной вожжей». Вот он правит очень длинной вожжей. Такой у него талант. Он умеет передавать властные функции другим людям, и его не заботит, как на самом деле исполняются его решения. И в этом смысле он действительно человек текущего момента. С плеч долой – и хорош. С глаз долой – из сердца вон. Вот откуда его пресловутое долготерпение, нежелание принимать скорые решения и т.п., о чем с таким смаком и серьезностью пишут наши аналитики.        

Поэтому-то замена такой знаковой фигуры, как Сергей Иванов на Антона Вайно значит много. Она действительно очень важна. И что она готовит стране? Поживем – увидим, конечно. Но не задуматься об этом сейчас невозможно. Кто там радуется уже и хлопает в ладоши? Погодите, к добру ли все это.

А уж так страна заждалась добра. Да что же, неужели она недостойна его? Оставьте, кто утверждает это! Ничуть не хуже русский народ других. История у него в 20-м веке была… никому не пожелаешь. А так нормальный народ, с тем же процентом дурных и хороших людей, что другие народы. Вот только дела обстоят так, что наверх поднимается… ну, что всегда наверх, если не перемешивать, поднимается.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: По поводу
Subscribe

Posts from This Journal “По поводу” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

Posts from This Journal “По поводу” Tag