kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Categories:

ЧЕЛОВЕК БЕЗ СОДЕРЖАНИЯ

Людям литературным прекрасно известно название романа Роберта Музиля – «Человек без свойств». Читали его немногие. Читать его трудно, особенно по нынешним временам, когда у нас ценятся романы бульварного размера – от восьми до двенадцати авторских листов: «Человек без свойств», и будучи незавершенным, громаден, феноменально нетороплив в повествовании, в него надо вплыть, как в океан, и плыть потом, плыть, отдавшись его стихии, без всякой надежды на то, что доплывешь до противоположного берега (роман-то не закончен!). Потому что его читали немногие, мне хочется напомнить, что основу сюжета «Человека без свойств», действие которого происходит в 1913 году в Австро-Венгрии, составляет создание специальной правительственной комиссии для выработки особой австрийской идеи к празднованию 70-летия правления в 1918 г. императора Франца Иосифа I. Как мы знаем (и знал это Музиль, начавший писать роман лишь в 1921 г.), никакой Австро-Венгерской империи в 1918 г. уже не будет, а сам император умрет двумя годами раньше. Человек без свойств – это не он, это один из членов комиссии по выработке австрийской идеи, 32-летний Ульрих, успевший и послужить офицером, и инженером побыть, и даже в математиках почислиться. В общем, правительство выслуживается, высший свет стремится услужить, и все для чего? На самом деле все для того, чтобы урвать себе какой-нибудь выгоды, взобраться повыше на пирамиде славы, почестей, богатства, наслаждений жизни…

Никому ничего не напоминает этот сюжет?

«Человек без содержания» – вот название романа, которым бы я охарактеризовал повествование подобное музилевскому, но о наших днях. У героя много достоинств. Он весьма неглуп. Он знает языки. Он остр на язык. Он владеет искусством обольщения людей. С парикмахером он парикмахер, с солдафоном – не лучше того, с ученым – буквально профессор. Может быть, ему чуть за тридцать, как музилевскому Ульриху, а может быть, он подбирается к возрасту пятидесяти. Спортивен, здоров, у него всегда вовремя отремонтированные зубы, как у одного из тех братьев, что приехали хоронить умершего отца, он может выпить в компании, но никогда не напьется, женщина, которой он решил добиться, в конце концов непременно окажется в его объятиях, а кошелек его всегда полон денег, и непонятно, откуда они там у него берутся – можно предположить, размножаются клонированием.

Все эти достоинства не оберегают героя от неприятностей жизни и падений, но он напоминает героя компьютерных игр с бессчетным числом жизней: упавши, он всякий раз непременно встает как новенький, в чистеньком отглаженном костюме, со свежим пробором в волосах, в начищенных штиблетах и с неизменной приветливой улыбкой на лице. И более того: не просто встает, а еще и оказывается всякий раз выше и выше на пирамиде жизни, и как у него это происходит – загадка, он даже и сам удивляется, какое-то время не верит тому, но потом осваивается в своем новом положении и уже посматривает наверх, на более высокие площадки жизненной пирамиды, примиряется к ним: чем черт не шутит…

Вот только герой не чувствует в себе смыслового стержня. Того, который направляет жизнь человека, встраивает в определенные жизненные потоки, дает ощутить всякое перемещение по вертикали помянутой пирамиды как движение к определенной, рождающей чувство радости от этого движения, может быть, даже и высокой цели.

То есть деньги, например, он любит и клонированию их у себя в кошелке радуется, но как человек неглупый понимает, что это сопутствующее обстоятельство – деньги, нужно владеть чем-то внутри себя, что можно было бы определить как «ради чего?», «для чего?», «а цель всего этого?» Вот цели-то этой он и не может определить в себе, мечется даже внутренне – невидимо для окружающих, – а нет, не понимает ее. И так он уже высоко – дух захватывает, такие ледяные ветры дуют на это вершине – так и катятся вниз другие окоченевшими трупами, а ему хоть бы хны, и не чувствует он ни холода, ни ветров, все ему нипочем. И ловок он во власти, умеет удержать ее: кого надо – сведет лбом ко лбу, у тех лишь искры из глаз, кого надо – разведет, единомышленниками сделает, но зачем, зачем, для чего это все?

Читал ли герой этого романа «Человека без свойств» – загадка. Может быть, и читал, с него станется. Но едва ли он помнит, на чем там завязан сюжет. Однако найти свою идею он полагает нужным. Возможно, чисто интуитивно. И вбрасывает эту идею об идее в массы. Найти! Проходит несколько лет – не находят. Тогда он ищет опору в той человеческой массе, что далеко-далеко от него, в самом основании пирамиды, не разглядишь отдельного человека, только какое-то копошение там видится, судорогами какими-то перехватывает ее, смотрит туда – надо бы понять что из себя эта масса представляет, чего хочет, а поймет – вот и станет ясно, для чего его жизнь, ради чего, почему выбрала именно его из всего прочего мира.

Наверное, все-таки следует дать герою в конце концов, независимо от того, читал ли он раньше или нет, книгу Музиля. Пусть он станет читать ее. О том, как в 1913 году правительство Австро-Венгрии в преддверии празднования в 1918 году 70-летия восшествия на трон императора создает комиссию… а в назначенный срок – ни императора, ни самой империи. Может быть, на этой сцене даже и закончить роман. А что там решит герой для себя – пусть за пределами повествования.

Делюсь сюжетом. Кто хочет – берите. Сам я писать такого романа не буду. Мне интересны герои с содержанием.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: Литература
Subscribe

Posts from This Journal “Литература” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

Posts from This Journal “Литература” Tag