kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

"ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ" (детская повесть-сказка) Глава четвертая

Анатолий Курчаткин

                                          по сюжету Анастасии Курчаткиной

                   

                 ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ



Глава четвертая        Настя принимает решение

– Подожди, подожди! – снова перебила Настя Чур-чура. – Вода не горит, огонь не жжется, волки бегают от зайцев, как зайцы… Так ведь это же мои фантазии! И про кита с ногами, и верблюда с крыльями!

– Вот, значит, и нафантазировала, – прокашлял Чур-чур. Ты фантазировала, а мы отдувайся.

– Но я же не волшебница, чтоб мои фантазии превращались в реальность! – воскликнула Настя.

– Волшебница, не волшебница, – проворчал Чур-чур. – Никто не знает, волшебник он или не волшебник, пока дело не дойдет до дела.

– Да нет же. – Настя даже рассердилась. Что этот Чур-чур позволял себе со своей госпожей и повелительницей! Конечно, она бы ничего не имела против того, чтобы быть волшебницей, но она же знала про себя, что она самая обычная девочка. Конечно, отличница, но отличница – это совсем не то же самое, что волшебница. – Я самая обычная девочка, хватит выдумывать!

Чур-чур, летая перед ней, загудел, как три электросварки разом. Похоже, он рассердился даже посильнее, чем Настя.

– Хватит отпираться, моя госпожа и повелительница! Если ты не волшебница, как ты вызвала меня? Знаешь, сколько всякие-разные меня призывают? И что? Тут я к ним прямо и являюсь! Да хоть посиней они, призывая меня, я их и не услышу!

Это было убедительно. Это было так убедительно, что Настя сразу и убедилась.

– Но раньше я не была волшебницей, – сказала она. Она была девочкой честной и серьезной и не хотела выглядеть кривлякой-обманщицей.

– Была, была. – Если бы у Чур-чура имелась голова, то на этих словах ей бы было положено прокивать с важным видом, как это обычно делают люди, чтобы придать своим словам весомости. – Просто раньше дело не доходило до дела, где бы требовались твои способности, а теперь вот дошло.  

Настя чуточку помолчала, обдумывая слова Чур-Чура.

– Так я, значит, могу наколдовать, чтобы мне раз – и вернуться на дачу к бабушке! – радостно воскликнула она затем.

– О, моя госпожа и повелительница… – Казалось, Чур-чур повинно склонил голову. – У тебя это не получится.

– Почему? – удивилась Настя. – Раз я волшебница.

Чур-чур виновато похмыкал.

– Позволь мне объяснить тебе, моя госпожа и повелительница. Ты волшебница, это так. Иначе бы ты не сумела меня вызвать. Но твоя волшебная сила – во мне. Без меня ты бессильна. Я бессилен без тебя, а ты бессильна без меня.

– Так за чем дело стало? – Настя не очень-то вдумалась в смысл его слов. – Если я не могу без тебя, значит, я приказываю тебе: сделай так, чтобы я снова оказалась у бабушки на даче!

Жужжание, которое издавал Чур-чур, сделалось едва слышимым. Можно было предположить, он бы хотел стать невидимым. Исчезнуть с Настиных глаз долой. Но она была его госпожой и повелительницей и не отдавала ему такого приказа, и он не мог исчезнуть.

– О, моя госпожа и повелительница, – произнес он слабым голосом. – Это единственный твой приказ, который я не могу исполнить.

– Почему? – снова удивилась Настя. – Раз я твоя госпожа и повелительница, ты обязан мне повиноваться.

– Да, моя госпожа и повелительница, – тем же слабым голосом отозвался Чур-чур, – я обязан тебе повиноваться. Но исполнить этот приказ – сверх моих сил.

– Это еще что за капризы?! – Настя начала входить во вкус госпожи и повелительницы. – Должна же я как-то оказаться дома?

– Да, моя госпожа и повелительница, непременно должна, – подтвердил Чур-чур. – Но только после того, как освободишь наше лесное братство от Короля-обжоры и его Главного министра.

– Что?! – вскричала Настя. – Это еще что за условие? Да бабушка, наверное, уже меня ждет волнуется, не знает, куда я запропастилась!

Чур-чур весь заиграл-запереливался разными цветами, словно заволновался, вытянулся, превратившись в веретено, сжался в прежний мохнатый комок, похожий на шмеля без головы, без лапок, без крыльев, только с глазками, и проговорил:

– Да, бабушка, куда ты запропастилась, конечно, не знает.

– Вот видишь! – воскликнула Настя. – И после этого ты отказываешься выполнять мой приказ?!

– Я не отказываюсь выполнять его, – сказал Чур-чур. – Я просто откладываю его исполнение. Ведь нужно же спасти лесное братство от Короля-обжоры.

– Но почему именно я?! – Настя уже не на шутку рассердилась на Чур-чура. Слишком своенравным был ее слуга. – Что, никто другой не может?

– Именно, – тотчас подтвердил Чур-чур. И, не дожидаясь нового вопроса Насти, поспешил с объяснениями: – Королю-обжоре известно – и от Кита с Верблюдом, которые подслушали разговор Короля-обжоры с Главным министром, это стало известно всему лесу, – что его сможет победить девочка по имени Настя. Только она, и больше никто. С какими-какими именами девочки к нам не забредали! Была даже одна, которую звали Яздундокта. Но что проку от редкого имени. Мы ждали Настю. А тебя все не было и не было. И вот мы тебя дождались. И что же, когда, наконец, мы тебя дождались, ты сможешь вот так взять и оставить нас в беде?

Чур-чур мог не задавать этого вопроса. Для Насти уже все было решено. Нет, она не могла оставить в беде лесное братство.

– Я готова, – сказала она Чур-чуру. – Что нужно делать? Знаешь?

– О, моя госпожа и повелительница, благодарю! – воскликнул Чур-чур. Если бы у него были руки, то он бы, наверно, благодарно скрестил их перед собой на груди. – Низкий тебе поклон от всего лесного братства! – Следом, однако, в голосе его появилась виноватость: – Но если бы я знал, что делать! Я не знаю. Я только знаю, что помочь нам может девочка по имени Настя. Больше я не знаю ничего.

– Ага! – сказала Настя язвительно. – Послать Цветок-невольник, чтобы он заманил меня в лес, – это мы живо. А вот что делать – это мы не знаем.

– Не знаем, – снова повинился Чур-чур. И тут же загудел электросваркой: – Но Цветок-невольник посылал не я. Я над ним власти не имею. Он ведь невольник Короля-обжоры. Ах, если б ты знала, какой это был чудный цветок раньше. Он был общим любимцем нашего леса! Все приходили к нему и любовались им целыми часами, а он шелестел под ветерком своими прекрасными лепестками и спрашивал: «Я весь виден, вам так удобно? Если вам плохо видно, вы скажите, я к вам подойду поближе». Вот такой он был не просто красивый, но и деликатный.

– Что-то я не заметила в нем никакой деликатности, – фыркнула Настя.

– Ну я же говорю, таким он был раньше. А теперь, когда Король-обжора его заколдовал, он стал совсем другим, это правда. Он вынужден исполнять волю Короля-обжоры, а ему совсем не хочется.

– Так это Король-обжора послал его ко мне? – догадалась Настя.

– А кто же еще! – воскликнул Чур-чур. – Король-обжора боится тебя, потому что ему известно, что конец его власти может положить девочка Настя, и вот он послал Цветок-невольник, чтобы тот заманил тебя поглубже в лес и ты заблудилась. Сейчас Король-обжора уже ищет тебя, чтобы заковать в цепи, заточить в невидимую избушку на курьих ножках и тем утвердить в нашем лесу свою власть навечно.

– Меня? В цепи? Заточить? – Настя не поверила своим ушам. Еще никогда в жизни ничего такого ей не угрожало. Она, конечно, знала, что в мире хватает плохих людей, но чтобы столкнуться с этими людьми ей!..   

– Да, – ответствовал Чур-чур, – Король-обжора очень боится тебя и не остановится ни перед чем. Ему уже известно, что Цветок-невольник завел тебя в лес, и он думает, ты уже у него в руках. Он же не знал, что ты позовешь меня.

– Да я и сама не знала, – честно призналась Настя. – Я это просто так сказала. А ты и появился.

Чур-чур похихикал.

– Это ты думаешь, что просто так. А на самом деле это твоя волшебная сила произнесла за тебя.

Настя не успела ему ничего ответить. В лесу вдруг раздался страшный треск, заходили вдалеке из стороны в сторону, словно их раскачивало ураганным ветром, сосны, – что-то громадное, черное и блестящее двигалось между ними, расталкивая стволы боками.

Прежде чем Настя поняла, что это, Чур-чур закричал:     

– Главный министр на ките-автомобиле! Сейчас и сам Король-обжора появится!             

Кроны сосен над головой в этот миг и в самом деле заплескались волнами. Это в небе появился крылатый верблюд. Он взмахивал крыльями, словно какой-нибудь орел, и от крыльев исходили мощные потоки воздуха. А между горбами у него сидел кто-то большой, толстый, с громадным животом, страшно на кого-то похожий, и кричал сладким голосом:

– Настя! Настенька! Дорогая моя! Как я рад тебя видеть! Вот, наконец, увиделись!

– Чур-чур, миленький, что же делать?! – Настя испугалась, замахала руками и зачем-то раза два даже подпрыгнула на месте. Интересно, и кто бы не испугался, не замахал руками и не подпрыгнул на месте хотя бы два раза, как он ни будь смел, если знаешь, что этот большой и толстый собирается заковать тебя в цепи? – Чур-чур, миленький, надо спасаться, бежать!

– Спасаться надо, а бежать ни в коем случае, – спокойно ответил Чур-чур. С этими словами он извлек из воздуха какой-то громадный мятый-перемятый, страшенного вида малахай и помахал им перед Настей. – Шапка-невидимка, слыхала о такой?

– Слыхала! – с восторгом ответила Настя, все поняв.

– Король-обжора хоть и волшебник, а против шапки-невидимки бессилен. – Чур-чур потряс малахаем, растянул его так, чтобы они могли уместиться под ним вдвоем, и позвал Настю к себе поближе: – Ну, ныряй!

– Не надевай! – завопил Король-обжора с неба. – Не надевай, тебе говорю! Не смей!

Но Настя уже ступила к Чур-чуру, поднырнула под малахай, и по тому, как закрутил во все стороны головой Король-обжора на верблюде, поняла, что он больше не видит их.

Tags: ПРОЗА
Subscribe

Posts from This Journal “ПРОЗА” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “ПРОЗА” Tag