kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

"ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ" (детская повесть-сказка) Глава пятая

Анатолий Курчаткин

                                         по сюжету Анастасии Курчаткиной

                  

                ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ



         Глава пятая         Под спасительной шапкой

        Король-обжора огрел верблюда плеткой, верблюд перестал взмахивать крыльями, распахнул их во всю ширь и спланировал на землю. Он спланировал очень мягко – сел, как пушинка, но Королю-обжоре не понравилось, как верблюд это сделал, и он снова ударил верблюда плеткой.

        – Что, козел такой, хочешь, чтоб я свой драгоценный копчик отбил?! – прокричал он.

– Я не козел, а верблюд, – попытался отстоять свое достоинство верблюд, но только получил плеткой еще раз.

– Еще раз так приземлишься, запорю до полусмерти! – проорал Король-обжора.

– Какой злой! – с негодованием проговорила Настя гудевшему рядом с ней Чур-чуру.

– Да, мало что обжора, так еще и злой, – подтвердил Чур-чур.

         Они с Настей, спрятавшись под шапкой-невидимкой, отбежали с полянки, на которой стояли до того, к ее краю, чтобы Король-обжора со своим Первым министром случайно не наткнулись на них, и для верности даже зашли за ствол сосны.

– Сейчас станут нас ловить. – сказал Чур-чур Насте. – Вот потеха-то будет!

         Настя не поняла его.

        – Что же здесь потешного? – строго спросила она. Она помнила, что Король-обжора собирается сделать с ней.

– А вот увидишь, увидишь, – пообещал ей Чур-чур.

         На поляну из леса, расталкивая своим большим черным телом сосны, выбрался кит. И Главный министр, сидевший на нем с вожжами в руках, как и Король-обжора, тоже кого-то отчаянно напоминал Насте, только она не могла понять, кого.

– Добрался наконец! – закричал на него Король-обжора. – Долго добирался! Упустили девчонку!

– Не извольте беспокоится, ваше величество! – заверещал Главный министр. Натянул вожжи, останавливая свой лимузин, соскочил на землю и принялся шарить в карманах просторной кожаной куртки, в которую был одет, – будто что-то искал там. – Под шапкой-невидимкой вдвоем далеко не уйдешь – неудобно. Где-нибудь здесь спрятались. Сейчас поймаем, как миленьких! И ее, и ту жужжалку с шапкой. Эту жужжалку давно пора изловить и о колено пополам, надоела до чертовой матери!  

– Жужжалка – это ты, что ли? – давясь со смеха, спросила Настя Чур-чура.

– Кто ж еще-то, – горделиво ответил Чур-чур. – Ух, я Королю-обжоре поперек горла стою! Знал бы мое имя – давно меня служить себе заставил. А так – ну никак. Знает про меня – да зелен виноград.

          «Зелен виноград» – это Насте было понятно. Басни дедушки Крылова она читала. Непонятно было, почему Король-обжора, знай он имя Чур-чура, заставил бы его служить себе.

          Об этом она Чур-чура и спросила.

          Чур-чур у нее около уха вздохнул и покашлял.

– Так как же, – сказал он. – Кто меня из наделенных волшебной силой позвал – того я и слуга. Тот мой господин и повелитель.

– И ты бы мог служить Королю-обжоре, как мне? – с возмущением вопросила Настя.

         Чур-чур снова вздохнул и покашлял. Вернее, на этот раз сначала он покашлял, а потом вздохнул.

– Что поделаешь, моя госпожа и повелительница, – проговорил он. – Такова моя доля. Только тебе я служу с радостью, а ему бы служил с горечью.

          У Насти была еще куча вопросов к нему, но тут Главный министр, перестав шарить в карманах, вскинул руку с оттопыренным указательным пальцем вверх.

– Они здесь, ваше величество! – воскликнул он. – Я слышу их голоса, они здесь!

         Шапка-невидимка укрыла Настю с Чур-чуром от глаз Короля-обжоры и Главного министра, но спрятать их голоса она не могла.

– Доставай тогда свою сеть, не тяни! – закричал Главному министру Король-обжора.

– Достаю, ваше величество! – ответствовал Главный министр, извлекая наконец из кармана то, что там нашаривал.

          Это, оказывается, была сеть! Типа той, какими рыбаки ловят рыбу. Только рыбой должны были стать Настя с Чур-чуром.

– Потеха начинается! – объявил Насте Чур-чур.

         Главный министр метнул сеть. Должно быть, слух у него был отменный, – он метнул сеть точно в направлении Насти и Чур-чура. И если бы они не спрятались за ствол сосны, сеть бы непременно накрыла их. А так она налетела на ствол и свилась по нему на землю.

– Ой! – вырвалось невольно у Насти.

– Ага! – вскричал Король-обжора. – Они здесь!

         И бросился к сосне на Настин голос, широко разведя руки, чтобы поймать ее.

          Настя было рванулась в сторону, но Чур-чур ее удержал.

– Подставь ножку, – прошептал он ей на ухо.

         Настя послушалась и, когда Король-обжора со своими расставленными руками подбежал к сосне, выставила ему навстречу ногу. Король-обжора так и полетел кубарем. Полетел он не куда-нибудь, а прямо на сосну и ударился о нее не чем-нибудь, а прямо лбом. Какой стук раздался в лесу! Настя даже зажмурилась, как представила, до чего больно Королю-обжоре. А когда она открыла глаза, Король-обжора сидел под сосной, стонал и зажимал начавшую расти на лбу шишку обеими руками.

– Ты видел? Ты заметил? – стонал он, обращаясь к Главному министру. – Это не иначе они мне подножку подставили. Тут они! Кидай сеть! Лови!

– Кидаю, ваше величество, кидаю! – провопил Главный министр самым верноподданическим голосом и снова метнул сеть.

         Но сейчас Настя с Чур-чуром молчали, как рыбы, и он метнул сеть в белый свет как в копеечку – иначе говоря, туда, не знаю куда. Где Насти с Чур-чуром совсем даже не было. Потому что они остались на своем прежнем месте, чуть только отойдя в сторонку.

– Хи-хи, ха-ха, – не удержались Настя и Чур-чур.

– Здесь они, здесь! – одной рукой держась за шишку, указал другой Король-обжора.

– Теперь бежим, – снова шепнул Насте Чур-чур.

         Они снялись с места и, стараясь как можно бесшумней, перебежали за другую сосну.

         А Главный министр, торопливо собрав сеть, торопливо метнул ее в третий раз. Он так торопился, что сеть у него полетела не туда, куда указывал Король-обжора, а прямо на него самого. Хлоп – и Короля-обжору накрыло сетью, от неожиданности он потерял равновесие, упал – и засучил под сетью руками-ногами.

– Ты совсем?! Ты против кого? Ослеп?! – визжал он из-под сети.

– Ваше величество! Простите! Я не хотел! – блеял Главный министр, выпутывая Короля-обжору из сети. – Это случайность! Я за вас! Всегда за вас, ваше величество!

– Умора! Ой, в самом деле умора! – держалась за живот, не могла остановиться, смеялась Настя.

Но смеяться, между прочим, было опасно. Главный министр услышал их и с сетью наперевес уже снова шел на них в наступление.

– Я сейчас их отвлеку, – прошептал Чур-чур Насте на ухо. – Смотри, какая будет умора. – Он выскользнул из-под шапки-невидимки, полетел на Главного министра, будто шмель, собравшийся укусить того в нос, и провопил во весь голос: – Главный министр – дурак с печки бряк!

          Главный министр выпустил сеть из рук и изо всех сил замахал руками перед собой, будто отмахиваясь от настоящего шмеля.

– Пошел! Пошел! Не трогай, говорю! Поймаем – хуже будет!

         Это была такая умора – живот у Насти от смеха даже заболел.

– Ой, ха-ха! Ха-ха-ха, ой! – закатывалась она.

        – Вот она! Вот где! – заблажил, указывая пальцем, Король-обжора. И снова бросился на ее голос, растопырив руки. – Лови ее! Держи ее!

        Без Чур-чура рядом Настя слегка растерялась, и Король-обжора, возможно, схватил бы ее своими толстыми короткими ручками, но Чур-чур пришел ей на помощь. Загудев, как десять электросварок, он мигом оказался уже перед носом Короля-обжоры:

– А Король-обжора – самый большой дурак с печки бряк!     

         Король-обжора и в самом деле походил на дурачка – так он заплясал на месте и замахал руками, отмахиваясь от гудящего десятью электросварками Чур-чура.

         А Чур-чур, вдоволь попугав его, шмыгнул к Насте, нырнул к ней под шапку-невидимку и стал невидимым.

– Здорово я их, да? – сказал он с довольством.

– Здорово! – ответила с восхищением Настя.

         Главный министр между тем пришел в себя после нападения Чур-чура.

– Не знает, а дразнится, – подобострастно сказал он Королю-обжоре. Тот перестал махать перед собой руками, словно ветряная мельница крыльями, но по глазам его было видно, что голова у него еще ничего не соображает. – Совсем даже не дурак с печки бряк, а моряк.

– Так если моряк, так что? – вопросил Король-обжора.

– Так то, что мы с вами, ваше величество, совсем не моряки.

– И что из этого? – снова вопросил Король-обжора.

– Так то, ваше величество, что мы, значит, совсем не с печки бряк.

         В глазах у Короля-обжоры наконец прояснело.

– Ты что себе позволяешь?! – воскликнул он. – Раз я не моряк и не с печки бряк, а бряк просто так, значит, я дурак?

– Что вы, ваше величество, как вы могли подумать! – с испугом залепетал Главный министр. – Чтобы я! Вас! Дураком!.. Вы самый великий волшебник в мире! А самый великий волшебник – это самый большой умник! Больше не бывает.  

          – Мудрец, ты хотел сказать, – сурово произнес Король-обжора. – Умник и мудрец – не одно и тоже.

– Не одно и то же, не одно и тоже, разумеется, – быстро заприговаривал Главный министр. – Вы мудрец, ваше величество! Я бы сказал, вы очень большой мудрец! Главный мудрец мира!

Tags: ПРОЗА
Subscribe

Posts from This Journal “ПРОЗА” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments