kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Category:

"ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ" (детская повесть-сказка) Глава девятая

Анатолий Курчаткин

                                  по сюжету Анастасии Курчаткиной

           

         ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ


        Глава девятая       Настя становится великаншей

– Так что насчет хрустального яблока? – начала Настя, когда они с Чур-чуром стали нормального размера и роста. – Есть соображения, как будем выкрадывать?

       Ответить Чур-чуру помешал шум. Трещали кусты, тряслась от топота земля. Но это был не Кит с Главным министром на спине. Громадный, размером со взрослого кенгуру ушастый заяц большими прыжками несся по лесу. А перед ним бежал кто-то серенький и маленький – казавшийся рядом с зайцем игрушечным. Время от времени маленький и серенький пытался вильнуть в сторону, но заяц на ходу ловко бил по нему передней лапой, и маленький-серенький отлетал обратно. Иногда удар заячьей лапы отбрасывал маленького-серенького слишком далеко в другую сторону, и тогда заяц ударом второй лапы подправлял маленького-серенького, чтобы тот снова оказался прямо перед ним. Словно играл маленьким-сереньким, как мячом.

– Съем-растопчу, на морковку пущу! – вопил при этом заяц на весь лес.

– Ой, так ведь это заяц волка гоняет! – приглядевшись, воскликнула Настя.

Маленький-серенький, пытавшийся убежать от зайца, был не кем другим, как волком.

– Вот-вот, а что я тебе рассказывал! – откликнулся Чур-чур.

– Сейчас я сделаю зайца его обычных размеров, – негодующе объявила Настя, воинственно потрясая волшебной палочкой. – А волк станет, каким должен быть волк.

        Чур-чур хмыкнул.

– Для этого, учти, тебе сначала нужно до них дотронуться. А кроме того, моя госпожа и повелительница, я бы тебе очень не советовал этого делать.

        – Почему вдруг? – рассержено спросила Настя.

– Потому что тогда волк догонит зайца и непременно задерет его, нечего сомневаться. Ты этого хочешь?

– О нет, ни в коем случае, – с ужасом замахала на Чур-чура руками Настя.  

– Наше дело – освободить Евгения Анатольевича Кощея бессмертного и Варвару Ивановну Бабу ягу, – сказал Чур-чур. – А уж они все вернут на свои места.

        Настя немного подумала.

– Ну нет, – решительно произнесла она, – я этого дела оставить так не могу.

       Произнеся эти слова, Настя дотронулась до себя волшебной палочкой и проговорила:

– Стань такой, какой желаю!

        В то же мгновение сосны вокруг стремительно уменьшились, а голова ее оказалась на уровне их вершин. Хотя, конечно, это ей только так показалось, что сосны стали меньше, на самом деле это она так выросла – сделавшись с них ростом.

– Что ты задумала, моя госпожа и повелительница?! – испуганно вскричал Чур-чур.

        Его волшебная палочка не касалась, он остался своих обычных размеров, и голос его вновь прозвучал для Насти комариным писком. Он и сам казался теперь Насте размером с комара.

– А вот увидишь, – шепотом ответила ему Настя. Она опасалась, что если ответит во весь голос, то это прозвучит как раскат грома.

       Следом за тем она раздвинула рукой стволы сосен, словно ветви какого-нибудь кустарника, пригнулась, чтобы лучше видеть, и взгляд ее тотчас схватил зайца, гнавшего перед собой волка. Надо сказать, самого волка с такой высоты она и не заметила.

        В следующее мгновение рука ее просунулась между соснами – и заяц, отчаянно заперебирав лапами, взлетел в воздух. «Съем-растопчу, на морковку пущу!» – крик его прервался, превратившись в отчаянный визг. Ох, он, должно быть и обалдел. Представьте себя на его месте. Чтобы вдруг ни с того ни с сего, на ровном месте взмыть в воздух, словно Верблюд. Но Верблюда для полета по небесам Король-обжора наградил крыльями, а тут без всяких крыльев. Правда, за шкирку, почувствовал заяц, его кто-то держал, но кто это мог быть, когда никого рядом не было, и значит, держать его было некому? Но еще больше обомлел заяц, когда из этой пустоты вокруг, прямо в морду ему дохнул голос:

– Будешь еще за волками гоняться и издеваться, посажу на верхушку сосны и будешь там куковать.

        – Зачччем… почччему… куковать? – задал этому невидимому голосу вопрос заяц. Он до того перепугался, что ничего не соображал. – Я-яя не ку-ку-кушка. Я-яя ку-ку-ковать не умею.

– Придется, – сообщил ему невидимый голос. – Если не перестанешь волков гонять.

– Я-яя… – весь дрожа, ответил голосу заяц, – ннникогда… бббольше ннникогда… стороной обходить буду!

– Смотри, – ответил голос. – А то придется куковать. Хоть и не кукушка.

        После чего заяц обнаружил, что спускается по воздуху от вершин сосен к их подножию, лапы его коснулись земли – и невидимая рука, державшая его за загривок, исчезла.

        – Смотри! – снова произнес голос. – Если что – и куковать.   

        Оказавшись на земле всеми четырьмя, заяц припустил от места своего чудесного вознесения к вершинам сосен, что было сил. Он несся с такой скоростью, что задние лапы у него не успевали за передними (а может быть, это передние не успевали за задними), и пару раз даже перекувыркнулся через голову. Но он, по правде говоря, согласился бы перекувыркнуться через голову хоть десять раз, только бы побыстрее, побыстрее умчаться от этого страшного, ужасного, жуткого места.

Tags: ПРОЗА
Subscribe

Posts from This Journal “ПРОЗА” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments