kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Category:

"ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ" (детская повесть-сказка) Глава пятнадцатая

Анатолий Курчаткин

                             по сюжету Анастасии Курчаткиной

      

              ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ



         Глава пятнадцатая       Атака

         Картина, представшая глазам пассажиров ковра-самолета, когда тот завис над столетним дубом, была достойна кисти Айвазовского. Айвазовский, знала Настя, – это такой художник, рисовавший морские пейзажи. Особенно ему нравилось писать всякие бури-ураганы на море. «Картина, достойная кисти Айвазовского», – так обычно говорила Настина мама о чем-то, выходящем за рамки нормы, – например, о беспорядке на Настином письменном столе.

         То, что происходило под дубом, точно выходило за рамки нормы. Король-обжора с воплями гонялся вокруг дуба за Главным министром, стараясь его поймать, а тот, тоже с воплями, убегал от Короля-обжоры.       

– Болван! Идиот! Позорник! – кричал Король-обжора. – За что я тебя в Главные министры произвел! До сих пор не придумать, как эту жужжалку у девчонки выманить! Разжалую в простые министры!

– Прошу простить! Не надо меня в простые министры! – кричал в ответн Главный министр. – Прошу вашей королевской милости! Подождите еще немного! Я думаю! У меня голова лопается – так я думаю!

– Кочан у тебя на плечах, а не голова! – блажил Король-обжора. – Сколько мне ждать?! Пока она лопнет? Я тебе раньше ее отвинчу, чтоб она думать научилась!

– Простите, ваше величество, простите! – убегал, не давался ему в руки Главный министр. – Если отвинтите, чем я тогда буду думать? Совсем будет нечем думать!

         Нечистая сила, перевесившись через край ковра-самолета, наблюдала за бегавшими вокруг дуба Королем-обжорой с Главным министром и давилась со смеху. Если бы не обещание замкнуть языки на замок и ни звука, они бы уже хохотали так – сыпались иголки с сосен.

– Ой, не могу! – не выдержала, прыснула Настя. – Совсем ему тогда нечем будет думать, бедненькому!

– Тсс! – остановил ее Серый волк. – Не надо разговоров, волшебница Настя. Бери пример с нечистой силы. Ни звука, что бы им то ни стоило!

– Да, – беря пример с нечистой силы и затыкая себе рот кулаком, отозвалась Настя. – Ты прав. Ни звука, что бы то ни стоило. – Обуздала свой смех, вынула кулак изо рта и прошептала старшему лешему: – Спасибо за прекрасную рулежку. Беру управление ковром-самолетом на себя. Прошу всех приготовиться! – так же шепотом объявила она. – Будем садиться.

         Ковер-самолет по ее команде пошел вниз и опустился на землю на окраине поляны. Нечистая сила тут же соскочила с него, в нетерпении поглядывая на Настю – когда она отдаст приказ атаковать Короля-обжору.

– А Король-обжора их пока видеть не может? – тихонько спросила Настя Серого волка.

– Пока они сами не захотят, их никто видеть не может, – с почтением произнес Серый волк.

– А когда они на него набросятся, они ему откроются или невидимо это делать будут?

         На морде у волка появилась хитрая ухмылка.

– А они и так, и эдак. Кто как захочет. Кто откроется, кто невидимо. Он со страху в любом случае соображать перестанет. А тут и я: тут как тут. Понять, главное, – в каком кармане у него хрустальное яблоко лежит. И хорошо б еще, чтобы не на молнию было застегнуто, а на пуговицу. А то молнию перегрызать будет сложно.

– Ну-у, – протянула Настя. – Сложности какие-то появляются…

– Не сложности, а проблемы, – поправил ее Серый волк. – Могу поделиться проблемами?

– Что за проблемы? – с ухмылкой вопросил старший леший. – В боковом кармане камзола он яблоко держит. Ни пуговицы, ни молнии, цап его – и дуй.

– А в каком кармане: правом или левом? – поинтересовался Серый волк. Он был дотошлив.

– В левом, – просветил его старший леший.

– Нечистая сила, вперед! – скомандовала Настя.

         И тотчас вокруг заулюлюкало, загикало, заухало, захохотало – нечистая сила лавиной хлынула к бегавшим вокруг дуба Королю-обжоре и Главному министру. Лешие неслись, прыгая, как кенгуру. Водяные ползли по-пластунски, словно саперы, только необычайно быстро. Русалки, виляя хвостом, поплыли по траве, будто это были речные водоросли. Кикиморы, те завращались веретеном, превратившись в туманные смерчи, и понеслись к дубу с ураганной скоростью.

         Король-обжора, остановившись, возопил:

– Главный министр, что такое?!

         Главный министр тоже остановился и в ужасе поводил головой из стороны в сторону.

– Ваше величество, – начал он, – похоже, что…

         Он недоговорил. Водяные налетели на него и залепили ему рот болотной тиной. Миг – и в болотной тине с ног до головы был перемазан Король-обжора. Кикиморы, крутясь вокруг Короля-обжоры и Главного министра туманными смерчами, принялись смачно плеваться. Русалки стащили с обоих туфли и стали щекотать пятки и под мышками. Лешии прыгали рядом и гулко ухали, изображая из себя филинов.

         Король-обжора с Главным министром, отбиваясь от русалок, повалились на землю, дрыгали ногами, махали руками и, не в силах ничего с собою поделать, хохотали.

– Ох-ох-хо-хо, – блажили они залепленными болотной тиной ртами. – Ох-хо-хо-ох!..

         Серый волк метался рядом, пытаясь подступиться к карману Короля-обжоры, но дело было нелегкое: нечистая сила так увлеклась своей забавой, что между ними не было и малого просвета, чтобы протиснуться к Королю-обжоре.                  

– А ну расступись! – видя, что миссия его может остаться невыполненной, гаркнул Серый волк.

         Не сразу, но после пятого-шестого окрика до нечистой силы дошло, что от нее требуется. Один за другим водяные-русалки-кикиморы оставили Короля-обжору, и Серый волк с азартом сунул Королю-обжоре морду в карман.  

– Давай, Серый, давай, давай! – воскликнула Настя, наблюдавшая за происходящим у дуба с края опушки.

         Морда Серого волка вынырнула из кармана Короля-обжоры – в пасти у него сверкало и переливалось. Это было оно, хрустальное яблоко!

– Ко мне, Серый, ко мне! – захлопала в ладоши, радостно запрыгала Настя.

         Но Серому волку не нужно было подсказывать – он уже и так что есть мочи мчался к краю опушки. Несколько секунд – и хрустальное яблоко лежало у Насти в ладони. Оно было не очень большое, как раз по ее ладони, но тяжелое – рука так и почувствовала вес.

– Смотри, волшебница Настя, – крикнул Серый волк, – смотри скорее, где там избушка на курьих ножках?

         Между тем, оставленный нечистой силой, Король-обжора пришел в себя. Главный министр катался по земле, сучил ногами, махал руками и заходился от щекотки хохотом, а Король-обжора сел, помотал головой – и первым делом полез в боковой карман камзола. Он залез в карман – и тут же выдернул из него руку.

– Украли! – заверещал он, вскакивая на ноги. – Караул! Украли! Главный министр, хрустальное яблоко украли! Хватит хиханьки-хаханьки разводить, на службу!

         Но Главный министр не был способен ни к какой службе. Он не был способен ни на что. Он мог только кататься, брыкать ногами-руками и заходиться в хохоте. Правда, время от времени из него еще вырывалось:                    

– Помираю! Ой, помираю! Совсем… совсем помираю!

         Король-обжора подождал-подождал от него службы и, не дождавшись, приставил палец ко лбу, пытаясь понять, что происходит. И недаром же он учился у Евгения Анатольевича Кощея бессмертного волшебному делу – он все понял. А понявши, крикнул:

– Чур-чур, нечистая сила!

        Он не звал Чур-чура, он просто, как и Настя, произнес обычное заклинание, чтобы нечистая сила оставила их с Главным министром. И нечистая сила, завыв и заухав, тотчас перестала щекотать и заплевывать Главного министра, а там со всех ног пустилась и в бегство. Лешии неслись быстрей кенгуру. Водяные ползли по-пластунски, будто летели. Русалки плыли по траве стремительным кролем. Кикиморы закрутились вихрями и исчезли с поляны туманными метеорами.

         Но в дополнение к тому, что нечистая сила позорно бежала от одного имени Чур-чура, перед Королем-обжорой собственной персоной возник и сам Чур-чур.

– Тут я! Чего желаете, мой господин и повелитель? – донеслось до Насти.  

         Она в этот момент как раз вгляделась в хрустальное яблоко и увидела избушку на курьих ножках. Избушка стояла под тремя соснами на острове посередине большого озера, перетаптывалась с ноги на ногу, а внутри в окошке вырисовывался чей-то силуэт – может быть, Евгения Анатольевича Кощея бессмертного, может быть, Варвары Ивановны Бабы яги, не понять кого. Во всяком случае, избушка точно не пустовала.

– Ах ты, предатель! – услышав кашляющий голос Чур-чура, не сдержалась, гневно воскликнула Настя. Она оторвала взгляд от хрустального яблока и устремила его на Чур-чура, вившегося разноцветным шмелем около Короля-обжоры. – И не стыдно?!

– А девчонка-то, ваше величество, здесь! – подобострастно воскликнул пришедший в себя Главный министр. – Вон ее голос!

– Слышу, не глухой, – отмахнулся от него Король-обжора, глядя во все глаза на Чур-чура. – Что, попался, который кусался?

– Я к вашим услугам, мой господин и повелитель, – покорно ответил Чур-чур.    

– К моим услугам, к моим услугам! – радостно завопил Король-обжора. – Все, моя взяла! – Он ткнул в себя, потом в Главного министра пальцем: – Почистить нас можешь, чтобы мы блестели, как новенькие?

– Чего проще, – ответил Чур-чур. – Пылесос-самосос, Мойдодыр – трет до дыр, щетки-трещотки из лучшего конского волоса, утюг-битюг. Что пожелаете, мой господин и повелитель?

– Всё! Все пусть нами займутся! – провопил Король-обжора.

Он теперь не торопился поймать Настю. Он знал, что теперь, когда Чур-чур с ним, она от него уже не уйдет.

 

Tags: ПРОЗА
Subscribe

Posts from This Journal “ПРОЗА” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments