kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Category:

"ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ" (детская повесть-сказка) Глава двадцать вторая (и последняя)

       Анатолий Курчаткин

                      по сюжету Анастасии Курчаткиной

       ВОЛШЕБНИЦА НАСТЯ



         Глава двадцать вторая (и последняя)     Возвращение к бабушке

– Прикажи веревке-самовязке, пусть их развяжет, – сказал Евгений Анатольевич Насте. Настя помедлила с выполнением его просьбы, и он улыбнулся: – Пусть развязывает. Теперь они уже неопасны.

Веревка-самовязка развязала бывших Короля-обжору и Главного министра, и они тотчас заканючили:

Простите нас, Евгений Анатольич, простите. Никогда больше не будем плохими, будем хорошими…

       Канючить они канючили, а между тем Вася Петров, бывший Король-обжора, попытался незаметно отобрать у Насти коробочку с волшебной мазью, которую она так и продолжала держать в руке. Но, во-первых, Настя вовсе не собиралась отдавать ему эту коробочку без борьбы, а во-вторых, это Вася Петров только думал, что отбирает незаметно, а на самом деле Евгений Анатольевич все видел, – и вместо того, чтобы оказаться у Васи Петрова, коробочка оказалась в руках Евгения Анатольевича.

– Ох, Вася, Вася, – сказал Евгений Анатольевич, – придется мне, вижу, с тобой помучиться. Но уж волшебную-то силу я у тебя отниму сразу. Чтобы ты больше никакого зла не натворил. – С этими словами он дотронулся до Васи Петрова рукой, что-то прошептал, после чего протянул ему коробочку с волшебной мазью. – На. Ты ее хотел? Возьми.   

– Что вы делаете, Евгений Анатольевич! – воскликнула Настя. – Ведь он же тотчас что-нибудь натворит!

         Евгений Анатольевич покачал головой.

– Нет, Настя, ничего он больше не сделает. Он больше не волшебник. Это для него теперь обычный крем. Хочет – может лицо мазать, хочет – руки, хочет – ботинки чистить.

– Я больше не волшебник… – захныкал Вася Петров. – Я больше никаких чудес не могу творить… Не нужна мне ваша мазь-смазь, сами ею мажтесь!..

– Не нужна так не нужна, – сказал Евгений Анатольевич, убирая коробочку с волшебной мазью к себе в карман. После чего легонько качнул головой в сторону избушки на курьих ножках. – Пойдите-ка посидите там пока, чтобы никому не мешать.

          И Вася Петров с Петей Васиным тот же миг, быстро-быстро заперебирав ногами, понеслись к избушке на курьих ножках, словно их поддувало ветром, взлетели на крыльцо, исчезли внутри, и дверь избушки за ними со стуком захлопнулась.

         Настала очередь Кита, терпеливо ждавшего поодаль перемены своей злосчастной участи.

         Евгений Анатольевич похлопал его по крутому боку и что-то пошептал. Но в отличие от Серого волка, который тут же стал расти и стал прежним Серым волком, у Кита ничего не изменилось. Как он был с лапами, так и остался.

– А… а… простите, Евгений Анатольевич… – заикаясь, проговорил Кит. – Как же я… с лапами?!

         Евгений Анатольевич засмеялся.

– А как же ты без лап до своего моря-океана доберешься? Прикажешь тащить тебя на руках, такую громадину? Вот доберешься до моря-океана, нырнешь – и исчезнут твои лапы.  

– Мудр! Евгений Анатольевич мудр! – благоговейно произнес Серый волк.

– А пока нас с острова через озеро перевезешь, – сказал Евгений Анатольевич Киту. И посмотрел на Настю: – Что, может быть, как подожгла, так и погасишь?

         Вода в озере и в самом деле, как Настя подожгла ее, так до сих пор и горела.

– Ой, прошу прощения! – воскликнула Настя. Наставила волшебную палочку на воду и повелела: – Погасни!

         Вздымавшиеся к небу языки пламени осели, прижались к самой воде и исчезли.

– Прошу! Я готов, – качнул своим большим черным телом Кит.

         Он мчался по озеру со скоростью ракеты. И только оказался на берегу и все сошли с него, рванул к своему море-океану – деревья на его пути только затрещали.

         Из леса им навстречу, покачиваясь от усталости, вышел Верблюд. Но увидев их компанию, так и взвился в воздух, словно ничуть не обессилел, убегая от Короля-обжоры с Главным министром.

– Победа! Ура, победа! – кричал он, взмахивая крыльями так, что, казалось, начинается буря. – Да здравствует волшебница Настя! Евгений Анатольевич Кощей бессмертный освобожден! Варвара Ивановна Баба яга освобождена!

– Полегче, полегче с Кощеем бессмертным и Бабой ягой, – сказал Евгений Анатольевич. – А то вот оставлю тебя с крыльями.

– Нет, нет! – моляще сложил крылья Верблюд. – Простите меня! Я не хотел вас обидеть. Не оставляйте меня с крыльями. Я Верблюд, не птица. Снимите их с меня прямо сейчас же. Простите!

– Ну то-то же, – удовлетворенно проговорил Евгений Анатольевич. Положил на Верблюда ладонь, прошептал несколько слов, и крылья у Верблюда стали уменьшаться, уменьшаться, и от них не осталось и следа. Словно их никогда и не было.

Kакое счастье! Какая радость! – Верблюд чуть не танцевал. – Я снова такой, каким меня создала природа! Хочу скорее к себе в пустыню, на свою родину!

         Евгений Анатольевич улыбнулся:

– А кто же тебе мешает прямо сей миг туда и отправиться?

– Да? Я могу? Прямо сей миг? – Казалось, Верблюд сейчас взлетит и без всяких крыльев – столько в нем было энергии, никак не скажешь, что минуту назад он выбрел к ним из леса, еле волоча ноги. – Тогда все! Всем привет! Я помчался!

         И он понесся через лес на свою родину – как если бы летел без крыльев.

– А Цветок-невольник? – спросила Настя у Евгения Анатольевича. Ей как-то особенно больно было за Цветок-невольник. Такой красивый – и служить своей красотой этим прохиндеям Васе Петрову Королю-обжоре и Пете Васину Главному министру. – Его мы расколдуем?

– А как же, – отозвался Евгений Анатольевич. – Всех расколдуем. И Цветок-невольник непременно. Эй, ты где там? – позвал он Цветок-невольник.

         И тут же, едва у них не под ногами, чуть в сторонке, в траве появился Цветок-невольник.

– Я здесь. Я уже давно здесь. Жду своей очереди. Жду не дождусь. Знаете, как тяжело служить злу. Прости меня, Настя.

– Я прощаю тебя, – сказала Настя

– Ладно-ладно, раз Настя прощает, и мы прощаем, – сказал Евгений Анатольевич. Нагнулся к Цветку-невольнику, дотронулся до него и что-то прошептал.

         В Цветке ничего не изменилось, как это было с Серым волком, с Верблюдом. Как лепестки его играли ярким красно-фиолетово-голубым цветом, так и играли, как стебель держал его головку, словно прекрасную чашу, так и держал, но вдруг от Цветка пахнуло чудесным ароматом. Раньше Цветок был просто красивым, однако без всякого запаха, словно мертвый, а теперь он так и заблагоухал. Настя захлопала в ладоши:

– Он больше не Цветок-невольник! Он теперь просто Цветок! Как хорошо!

– Что же, – проговорил Евгений Анатольевич, – раз хорошо, значит, пора отправляться домой. Бабушка ведь, наверное, уже заждалась?

         Вместо Насти ответил Чур-чур.

– Заждалась, как не заждалась, – прокашлял он. – Может, даже уже и сердится.

– Ну, мы тебя быстро домой доставим, – сказал Насте Евгений Анатольевич. – Вызывай ковер-самолет, – посмотрел он на Чур-чура.

          Чур-чур загудел электросваркой, потом затих и снова загудел – теперь двумя электросварками. Потом произнес с запинкой:

– Понимаете ли, Евгений Анатольевич… ковра-самолета больше нет.

– Как нет? – изумился Евгений Анатольевич.

– Моль съела, – ответствовал Чур-чур.

– Так-так… – протянул Евгений Анатольевич. – Хорошо же ты следишь за вверенным тебе хозяйством. Давай тогда ступу Бабы яги, полетим в ступе.

         Из разноцветного Чур-чур сделался сплошь красным.  

– Ступы, видите ли, Евгений Анатольевич, тоже нет.

– А ступа-то куда делась? – еще больше изумился Евгений Анатольевич. – Тоже моль съела?

– Нет, ступу не моль. Ступу жук-древоточец.

– Да-а… – У Евгения Анатольевича, похоже, пропали все слова. – Весело, вижу, вы тут без меня жили.

– Это мне пришлось их уничтожить. – Настя сочла необходимым взять вину на себя. Нечестно было подставлять под удар Чур-Чура. Все же это она наслала и жука-древоточца, и моль. – Когда за мной гнались Король-обжора с Главным министром.

         Глаза у Евгения Анатольевича повеселели.

– И ты их уничтожила при помощи моли и жука-древоточца? Молодец! Из тебя получилась отличная волшебница. Не хочешь ли остаться в нашем волшебном лесу?

         Предложение было соблазнительное, что говорить. Может быть, такие предложения поступают человеку раз в жизни. Но дома Настю ждала бабушка, как она могла не вернуться к ней?

– Мне пора к бабушке, – твердо сказала Настя.

         Евгений Анатольевич согласно покивал головой.

– Что ж, хорошо. Ты слушаешься голоса сердца, а сердце всегда подсказывает правильное решение.

– Может быть, – посмотрела на Евгения Анатольевича Варвара Ивановна, – доставить для скорости Настю к бабушке самым волшебным способом?

– Другого и не остается, – сказал Евгений Анатольевич. – Но сначала, – протянул он к Насте руку, – ты должна оставить здесь те волшебные вещи, которые у тебя есть.       

– Да, конечно. – Настя торопливо протянула ему волшебную палочку, вынула из кармана своего клетчатого сарафана хрустальное яблоко и отдала его.

– А теперь закрой глаза, – проговорил Евгений Анатольевич. – Крепко-крепко. Сосчитай про себя до трех и потом открой.

         Настя крепко-крепко зажмурилась и принялась считать. Один. Два. Три.

Она открыла глаза.

         Она стояла на дороге около зеленой калитки в зеленом заборе. За забором стоял небольшой зеленый домик, а на калитке висела грозная надпись «Осторожно, злая собака!». Это было то самое место, где она, по ее расчетам, должна была находиться, когда решила, что слишком замечталась и пора возвращаться к реальности. Но тогда вместо этого зеленого забора, за которым на самом деле никакой собаки отродясь не водилось, оказалось чистое поле, а за полем неподалеку благородно раскачивались на ветру своими кудрявыми шапками сосны чудесной рощи.

         «Вот это да, вот это волшебный способ!» – с восторгом подумала Настя и что есть сил бросилась знакомым путем к своей даче. Домчалась до калитки, открыла ее, промчалась по дорожке к крыльцу дома и влетела внутрь.

– Бабушка, ты меня заждалась? – крикнула она еще из сеней, не видя ее.

Настя ожидала, что бабушка на нее ужасно сердится, потому как, что и говорить, отсутствовала она очень долго, но бабушка вышла навстречу ей совсем даже не сердитая.  

– Да нет, не очень-то заждалась, – сказала бабушка. – Могла бы и еще погулять-побегать.

– Как это? – не поверила ей Настя. – Ты шутишь?

– Нет, не шучу. – Бабушка посмотрела на часы у себя на руке. – Всего-то пятнадцать минут тебя не было. У меня и обед еще не готов.

– Как пятнадцать минут? – снова не поверила ей Настя. Она-то знала, что отсутствовала дома чуть ли не целый день. И если не чувствовала голода, то потому, что налопалась земляники.

         Но вот теперь бабушка начала сердиться.

– Ты что, думаешь, я время по часам определять не умею? Совсем старая стала, из ума выжила?

         Нет, надо признаться, Настя вовсе не думала, что бабушка выжила из ума. И в том, что она умеет определять время по часам, тоже не сомневалась. Но все же это было очень странно – пятнадцать минут, когда с нею столько всего произошло!

– Ты знаешь, бабушка, – сказала она, – что наш директор Евгений Анатольевич – староста волшебного леса? А наша учительница Варвара Ивановна – у него секретарем. И представляешь, Вася Петров из нашего класса хитростью заковал их в цепи, посадил в невидимую избушку на курьих ножках, а себя объявил Королем. И взял к себе Главным министром такого грубияна Петю Васина, тоже из нашего класса. Волков сделал маленькими, зайцев большими, Кита заставил бегать по земле, а Верблюда летать. И вот я в том волшебном лесу помогала лесному братству избавиться от этого Короля-обжоры с его Главным министром…

– Ой! Ох! – перебила ее бабушка. – Это все снова твои фантазии. Не была ты ни в каком волшебном лесу. Да ты за это время, что тебя не было, самое большее до дома с зеленым забором дойти могла и вернуться. Не хочешь гулять – иди в комнату и займись каким-нибудь полезным делом. Порисуй или на пианино позанимайся. И переоденься, вон как ты сарафан умудрилась испачкать. Будто и в самом деле по лесу лазала.

         Бабушка ушла на кухню продолжать готовить обед, а Настя разулась и пошла к себе в комнату. Наверное, бабушка права, думала она, все это про волшебный лес я себе нафантазировала. Как за пятнадцать минут столько всякого со мной могло произойти? Никак не могло.

         Ей стало так грустно, что даже захотелось заплакать. Как жалко, что она все это себе только нафантазировала.

         Но когда она стала снимать сарафан, она обнаружила, что в одном из карманов его что-то лежит. Топорщится и мешает снимать. Настя сунула руку в карман и вытащила оттуда… Она вытащила шапку-невидимку!  

– Бабушка, бабушка! – недосняв платья, бросилась Настя на кухню.

– Что это у тебя за малахай в руках? – недовольно спросила бабушка. – Где ты такое уродство откопала? У тебя таких дурацких панам не было.

– Это шапка-невидимка, бабушка! – крикнула Настя. – Смотри!

         И она с размаху натянула шапку-невидимку себе на голову.

– Ну? – вопросила бабушка. – Смотрю. И что?

– Где я? – выкрикнула Настя. – Куда я подевалась?

– Да никуда не подевалась, – сказала бабушка. – Как стояла тут передо мной, так и стоишь. Только малахай этот на голову натянула.

– Я правда не исчезла, бабушка? – разочарованно протянула Настя.

– Ну, если тебе хочется, чтоб я сказала, что ты исчезла, я могу и сказать, – ответила ей бабушка. – Но это будет неправдой.

         Настя стянула с головы шапку-невидимку и отправилась в комнату переодеваться дальше. Но теперь ей не было грустно и совсем не хотелось плакать. Наоборот, хотелось прыгать и визжать от счастья. Что она и сделала. Подпрыгнув так высоко, как только могла. И завизжав так, будто ее щекотали русалки. Что из того, что шапка-невидимка не проявила свою волшебную силу. Ведь вокруг сейчас был не волшебный лес, а обычная жизнь. В обычной жизни шапка и должна была быть обычной. Но она же у нее была! Здесь, в кармане. Не могла же она появиться неизвестно откуда. А значит, и волшебный лес, и Цветок-невольник, и Кит на лапах, и Верблюд с крыльями, и Чур-чур, и Серый волк, и лесная нечисть, и Вася Петров Король-обжора, и Петя Васин Главный министр, и ковер-самолет, и ступа Бабы яги, и избушка на курьих ножках – все, все было!

– Было, было, – прокашлял прямо над ее ухом знакомый голос.

Настя закрутила головой вправо-влево, пытаясь увидеть Чур-чура, но он, судя по всему, явился к ней невидимым.

         Следом за тем шапку-невидимку у нее из рук вырвало – и шапка исчезла. Убравшись, наверное, туда, где ей полагалось храниться.

– Ты что! – укоряюще воскликнула Настя. – Осталась бы на память.

– Нечего волшебное имущество в обычную жизнь утаскивать! – с ворчливым смешком проговорил невидимый Чур-чур.

– Но ты хотя бы покажись мне еще разок! – попросила Настя.

– Если только в том возникнет надобность, – ответил ей голос Чур-чура. – Пока. – И словно уже издалека, донесшись оттуда, из волшебного леса, прозвучало: – До новой встречи, волшебница Настя!  

                                            КОНЕЦ

         Вот и все, сказка "Волшебница Настя" закончилась. Тем, кто хотел бы ее скачать для детей и внуков, напоминаю, что публикация ее началась здесь у меня в журнале 1 декабря (естественно, нынешнего года). Если захочется написать мне, поделиться своими впечатлениями, высказать какие-то мысли, связанные со сказкой, буду рад. Можете также делиться сказкой с друзьями. Все авторские права на нее у меня, и аз грешный не имеет ничего против.
          Ваш,
          Анатолий Курчаткин

Tags: ПРОЗА
Subscribe

Posts from This Journal “ПРОЗА” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments