kurchatkinanatoly (kurchatkinanato) wrote,
kurchatkinanatoly
kurchatkinanato

Categories:

МАУЗЕР ГОВОРИТ ПОСЛЕДНИМ. ТИПА АНЕКДОТА 

Дело было почти тридцать лет назад, в советские времена. Когда процесс превращения рукописи в типографский текст, оттиснутый наборной машиной на странице сброшюрованной журнальной книжки занимал долгие месяцы; четыре с половиной месяца, занимал, кажется, производственный цикл, а считая процесс подготовки рукописи в редакции, и все полгода.

Мы с чудесным редактором (и человеком!) Элей Мороз готовили в «Знамени» к публикации мои «Записки экстремиста». А жена моя Вера, перепечатывая на машинке рукописный текст, вместо "фундаментные сваи" напечатала "фундаментальные сваи". ваш ЖЕ покорный слуга плохо вычитал машинопись. А может быть, и вообще не вычитал. Жене нужно доверять!

При редактуре «Записок» мы с Элей опечатку исправили. Сделали вместо «фундаментальных» «фундаментные». После чего согласно правилам производственной подготовки к набору в типографии рукопись ушла к корректорам. А корректоры тогда работали – о, не чета нынешним, корпящим в одиночку над рукописью, только глаза слева направо, справа налево – с рукописи в набор, с набора в рукопись. Читчик и подчитчик – вот как работали корректоры! Один сидит с текстом перед собой, и другой так же, один читает вслух, все знаки препинания вслух проговаривая, другой молча с наставленной на текст ручкой только по строчкам ею бегает.

В общем, видимо, засмущали корректоров мои не вполне свободные для русского словообразования «фундаментные», справились они по рукописи – и с радостью обнаружили, что в тексте изначально у автора «фундаментальные». Исправили на авторское (а на самом деле его жены!) написание и с чистой совестью, как на свободу, подписали свою корректуру. После чего она и отправилась в набор. После корректоров, как известно, рукопись читать никому больше не положено. Их слово последнее, как у маузера.

Вычитывая гранки (первая ступень работы с типографским оттиском), я «фундаментальные» естественным образом исправил на «фундаментные». Через месяц, когда пришла верстка, вычитывая ее, я обнаружил, что правка моя учтена не была, в тексте по-прежнему красовались «фундаментальные» (при том, что вся прочая правка была исправно перенесена корректорами, и эти «фундаментальные» остались практически единственной ошибкой). Эля клятвенно пообещала мне, что недоразумение с корректорами будет улажено, беспокоиться не нужно, до выхода журнала в свет предстоит еще одна стадия – сверка, такой окончательный оттиск, и в сверке точно все будет исправлено.

Сверку автору читать уже было не положено. Однако я беспокоился и доставал Элю: как там, что там, ты проверила это место? Эля, когда прочла сверку, смущенно призналась мне, что в ней опять были «фундаментальные», но она не просто переправила их на «фундаментные», а ходила к корректорам, разговаривала с ними, объяснилась – я могу быть спокоен.       

Получив экземпляр журнала с «Записками экстремиста», я первым делом устремился к тому злосчастному месту. И что же я увидел, когда долистал до него? "Фундаментальные сваи"! Маузер сказал-таки свое последнее слово.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
Tags: welcome
Subscribe

Posts from This Journal “welcome” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “welcome” Tag