Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ. ЖИТЕЙСКОЕ ПРАВИЛО



В безликой толпе около метро глаза мои вдруг выхватили лицо. Это было, как если бы его, словно в театре на сцене, высветили прожектором. Не знаю, чем и объяснить такой эффект. Все лица вокруг – стертое, туманное пятно, и только это, будто вспыхнувшее передо мной, – с рельефно прописанными чертами, со всем своим внутренним миром, отразившимся на нем. 

И как я ужаснулся этому лицу. Казалось, сама человеческая низость двигалась мне навстречу. Само ее воплощение. Это было лицо человека, выжженное греховными желаниями, тяжелыми пороками, ненавистью ко всему миру, способного на самые отвратительные поступки.

Я ужаснулся этому двигавшемуся мне навстречу лицу – а в следующий миг узнал человека. Может быть, поэтому мое сознание и выхватило его в толпе, что я его знал; но, зная его, я не тотчас осознал, что это он. Правда, прежде я видел его всего однажды – наверное, потому и не сразу узнал. А не узнав, видел как бы впервые, лицо его оказалось не одетым в существующие между нами отношения, в закрепленную сознанием мимику доброжелательства, благорасположения, приветливости, оно было голым от всего этого и таким, голым, предстало мне.

Узнав позднее этого человека хорошо, я увидел, что достоверным, и достоверным исчерпывающе, было то мое впечатление у метро. Человек и в самом деле оказался и низким, и подлым, обуянным самыми низменными страстями, но при этом с необыкновенными способностями к мимикрии.

С той поры, вспомнив и некоторые другие похожие, хотя и не столь явные, случаи, я взял себе за правило судить о человеке по первому впечатлению. Когда лицо его еще чисто от наших отношений, на него не лег грим искусственных эмоций и фальшивых улыбок. И кажется, то первое впечатление никогда меня не подводило.

А написав эти строки сейчас, вспоминаю, что нечто подобное, только, естественно, по-другому, уже писал здесь.

Что ж, повторяю. Некоторые житейские правила, как правила дорожного движения, не мешает напоминать. И себе, и миру.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

Записи. БОЛЕЗНЬ «АРИСТОКРАТИЗМА»

К врачам-специалистам после прошедшей «оптимизации» здравоохранения попасть        сейчас – мука-меченическая, а так как понадобилось срочно, то пришлось обращаться к платной медицине.  В частную клинику, иначе. На рецепции со мной по телефону говорил молодой женский голос с отчетливыми нотками советской школы: холодно, резко, уничижающе (а ведь этой годной мне в дочери даме, когда советская власть скончалась, возможно, не было еще и на свете!).

Как же я ошибся, определив голос моей собеседницы как «советский»! Я понял это, спросив ее, из какого выхода метро лучше выйти, чтобы добраться до них. «Понятия не имею, я на метро не езжу», – было мне ответом. О, это было не советское крикливое хамство, в котором звучало осерчалое «Чтоб вы все сдохли, отстаньте от меня!», это было высокомерное хамство человека зажиточного образа жизни по отношению к парии. Конечно, молодая дама не имела понятия, к каким слоям населения я отношусь, но то, что место, где она имела счастье служить и хорошо кормиться, было так востребовано, а то есть находится на самом стрежне жизни, уже одно это поднимало ее в собственном сознании на недосягаемую аристократическую высоту, и раз я вынужден был идти к ним на поклон, заранее делало меня в ее сознании существом низшим, никак не заслуживающим равного обращения. А уж когда выяснилось, что поеду я на метро…

У нас часто, беря это как некую математически выведенную формулу, повторяют и повторяют тривиальное объяснение российской повседневной недоброжелательности друг к другу: будто все это от того, что наш человек не может избавиться от «совковости» в своем сознании. Но этой не знающей метро даме и заразиться совковостью было не от кого. Она росла, воспитывалась и нравственно крепла совсем в других условиях, постсоветских.

Вот от этих «других условий» она и заразилась. И больна основательно. Не исключаю, что подхваченная ею болезнь уже неизлечима.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ВЧЕРА, 9 СЕНТЯБРЯ, В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ

Случилось так, что прошел вчера, 9 сентября, в субботу, в День города, весь центр. И получил довольно сильные впечатления.

Шел я утром в свою церковь, Храм Илии-пророка, что на Ильинке (которая в свою пору и получила название в честь него), от храма до Красной площади – каких-нибудь 70 метров. Но когда вышел из метро «Китай-город», то оказалось, что пройти к храму нельзя: вход на улицу перекрыт, стоит полицейский, двигает железную заградительную решетку туда-сюда, пропускает только по по прописке (а много ли в этом районе прописано людей?) и пропускам (кто в этих околокремлевских зданиях работает). А как же в церковь, спрашиваю? Никак, закрыто все до трех дня. Спустя некоторое время смилостивился: звоните туда кому-нибудь, придет кто из храма, изнутри оцепления, возьмет вас – тогда пропущу. Ха-ха, да у меня нет никаких телефонов храмовых сторожей.

Collapse )

ЖЕНСКИЕ ЛИЦА В МЕТРО

Лицо первое. Грохот колес, толпа народа в вагоне. После очередной остановки толпа прореживается, и я вижу на скамейке напротив молодую женщину, едва ли больше тридцати пяти лет, с длинными распущенными волосами – в этом возрасте длинные волосы еще идут, нет дисгармонии между их вольностью, свободой рисунка, полетностью – скажем так, и чуть лишь тронутыми возрастными изменениями, совсем еще слегка потекшими лицевыми мышцами. Но эти ее длинные волосы покрашены в седой «цвет». Это не натуральная, рано обрушившаяся на нее седина, а именно такая окраска: на линии пробора – полсантиметра черных корней.

Collapse )

ВЕСТЬ ИЗ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


Метро "Рижская" - моя "домашняя" станция. Обычно я пользуюсь ею, возвращаясь домой из поездок по Москве. И, выйдя, направляясь к остановкам автобусов-троллейбусов, всякий раз прохожу мимо мемориальной доски, которая сообщает о взрыве, что произошел тут в апреле 2004 года. Вернее, о погибших при этом взрыве. Часто к этой доске принесены цветы. Я лично всегда приостанавливаюсь на полминуты и прошу упокоения душ погибших здесь. Остро так я воспринимаю это еще и потому, что наша с Верой приемная дочь была на этой площади перед метро за две минуты до взрыва. Но, потоптавшись там, решила проехать подземкой еще один перегон и снова спустилась вниз. Чем, возможно, спасла себе жизнь.

Потом были еще взрывы в московском метро. Как были и до того. В питерском метро до нынешнего дня, кажется, не было. И вот сегодня. Убитые и раненые. Сделан уже фоторобот предполагаемого убийцы...

Collapse )

КАК ЭТО БЫВАЕТ. ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФРАЗЫ

Долгие годы во мне звучала фраза: «Она идет и курит». Чаще всего она возникала, когда я подходил к метро. Я подходил к метро, а с другой стороны подходила и жадно затягивалась сигаретой, перед тем, как выбросить ее в урну, женщина. Это могла быть женщина в возрасте, могла быть совсем девчушка, толстая, тонкая, модно одетая и не поймешь как, но всегда это была женщина. Я не видел у метро так часто мужчин, спешащих накуриться перед спуском под землю, видел – но редко, женщин же постоянно, словно там под землей этого табачного дыма в легких им будет недоставать и нужно запастись им вдоволь, чтобы пережить те несколько десятков минут, что придется провести под землей. Причем женщины ведь курят не так, как мужчины, женщины курят с особой выразительностью отставив согнутую руку в сторону и выгнув кисть, женщины будто демонстрируют сам факт владения сигаретой и то, что она носит ее к своим накрашенным губам, затягивается, вынимает из губ и снова отставляет на отлете в сторону.

Collapse )

ПОЧТИ КАК В ЕВРОПАХ. А МОЖЕТ, И БЕЗ «КАК»

Проехали вчера с Верой по МЦК – Московскому центральному кольцу, иначе говоря, бывшей Окружной железной дороге. Собственно, она и сейчас железная, но если раньше (еще в советские годы) была грузовой, то теперь реализован проект, о котором начали говорить еще в 90-х гг.: дорога превращена во внутригородскую пассажирскую, ее остановки увязали со станциями метро, со станциями электричек – в общем, сделали то, что давно и естественным образом напрашивалось. Неординарное событие для Москвы, никак не сравнимо с Днем города, на который начинают зазывать задолго до того, как он состоится, и мы с Верой, хотя нам пользоваться этим МЦК совсем не с руки, решили прокатиться по нему.

Collapse )

ПОКОЛЕНИЕ БОЛЬШИХ ПАЛЬЦЕВ

Услышал от сына друзей, которого знаю с детства (его детства, естественно) и которому теперь уже за сорок, определение тех, кому сейчас двадцать-двадцать пять: поколение больших пальцев.

И в самом деле: когда смотришь, как они (в метро, где-нибудь в кафе, просто на улице – да везде, в общем), зажав в руках пластину смартфона, с невероятной скоростью работают этими двумя, не слишком-то у человека от природы подвижными пальцами, то ли набирая на виртуальной клавиатуре текст, то ли элементарно играя в какую-нибудь игру, невольно приходишь в восхищение: ни одно из предыдущих поколений, сколько в глубину веков, наверное, ни спускайся, в том числе, и поколение этого самого сына друзей, подобными способностями не обладали.

«Поколение больших пальцев» – великолепное определение. Оно меня приводит в восторг. Такая сразу ясная разграничительная черта: вот жизнь до века планшетов-смартфонов – и вот жизнь с ними.

Согласны? Нет?

Ваш,
Анатолий Курчаткин

СТРАДАНИЯ АМЕРИКАНЦА В РОССИИ

  

Вчера, торопясь к станции метро, неподалеку от входа, в обычной предстанционной суете и беготне так же торопящихся людей, я был остановлен молодым человеком, размахивавшим каким-то листком. Он именно размахивал им: держал на отлете, будто опасался этого листка, как если бы тот вдруг мог броситься на него подобно крокодилу и начать рвать на куски.

Да, что такое? – с не особым расположением остановился я. Оглядываясь, знаете ли, при этом. Снова, как в 90-е, только не около станций метро, а по квартирам теперь, ходят прилично одетые, счастливо-восторженные молодые люди, проводят какие-то акции, сулят невероятные подарки, просят давать им свои паспортные данные. Но память еще прекрасно держит в себе то время, и если они объявились в подъездах, почему им не появиться у метро?

Молодой человек сбивчиво и сумбурно заговорил на английском. О Боже, подумал я, с таким типом разводки мне еще встречаться не приходилось. Но все же ведь мог человек оказаться и не ловцом лохов, а нуждающимся в помощи? Я в подобных ситуациях поворачиваюсь спиной, лишь когда окончательно удостоверюсь в том, что передо мной мошенник.

Мало-помалу мне стало понятно, что возбужденный молодой человек едва ли является разводчиком лохов. Оказывается, он здесь у метро надеялся встретить кого-то, говорящего по-английски, чтобы тот разъяснил ему текст вот на этой бумажке (потряс он листком), но к кому он ни обращается, никто, никто не может ему помочь! Вы говорите по-английски, наконец догадался он спросить меня.

Collapse )