Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

ЕЩЕ ОДНА ЗАПИСЬ НА НОЧЬ. О ГОРБАЧЕВЕ

ЕЩЕ ОДНА ЗАПИСЬ НА НОЧЬ. О ГОРБАЧЕВЕ

Мне прислали запись встречи Горбачева с Рейганом в декабре 1987 г. в Рейкьявике, когда был подписан бессрочный договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Для кого-то та встреча – давняя история, подернутая столь плотным флером годов, будто случилась в античные времена, для тебя – вчерашний день, и ты помнишь первого и единственного президента СССР (впрочем, тогда еще первого секретаря ЦК КПСС) именно таким, молодым, гладколицым и улыбчивым.

Смотреть запись было мне столь же интересно, сколь и печально. Collapse )

«ЧЕМ ОН ИНТЕРЕСНЕЙ ДЛЯ ИСТОРИКА, ТЕМ ДЛЯ СОВРЕМЕННИКА ПЕЧАЛЬНЕЙ»

Когда-то, уже едва не четверть века назад, в середине 90-х, я написал в одной своей статье в «Русской мысли» (издавался такой замечательный еженедельник в Париже!), что завидую тем писателям, которые в будущем будут писать об этих годах – какой это Клондайк для художественного повествования, какие богатства сюжетных коллизий таят судьбы, какие жемчуга событий рассыпаны в каждой жизни: драматические, трагические, комические.

Прошло некоторое время, и я сам оказался в числе тех писателей, которым завидовал в 90-е: «Солнце сияло», «Цунами», «Полет шмеля» – все эти романы практически о тех самых «девяностых». Не такая уж и большая временная дистанция понадобилась, чтобы увидеть те годы во всем их объеме и всей их сущности.

И вот снова звучат во мне эти слова, что впору завидовать тем писателям, что будут писать о нынешних годах – 10-х гг. наставшего века. Какой Клондайк событий, какое богатство политического, бытового материала, какая фантастическая палитра человеческих характеров и судеб. Мне-то, глядя правде в глаза, уже не придется написать обо всем этом, но, откровенно говоря, хотелось бы на самом деле завидовать тем, кому было бы «не о чем» писать – никакого Клондайка, никаких россыпей жемчуга, – и им пришлось бы выворачивать себя наизнанку, чтобы вытянуть из жизни достойный сюжет, днем с огнем искать в ней неординарных личностей, способных стать героями книги, – как то происходит сейчас с писателями французскими, немецкими, британскими…

Ваш,
Анатолий Курчаткин
 

МЫ БЫЛИ ВМЕСТЕ ТОГДА

75 лет, как окончилась война с Германией. По-советски говоря, Великая отечественная война.

Какое счастье, что у нас были союзники - Британская корона, США. Наши безумные человеческие потери - и их, до 1944 года, помощь нам: самолетами, артиллерией, тягачами, заводским оборудованием, медикаментами, продовольствием. После 1944-го - и собственно военная.

А не было бы этого - не знаю, что бы мы сегодня праздновали. Наверное, ничего.

С юбилеем, граждане!

И что это за счастье - дружить, а не  враждовать.
Вот две уникальные фотографии (представлено Arch Tait):


Британские "Окна РОСТА" времен 2-й мировой.


8 мая 1945 г. в Глазго

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЗАРАЗИТЕЛЬНЫЙ ПРИМЕР ИРАНСКИХ АЯТОЛЛ

Говорят, что шах Ирана
Любит песни Шаферана.
А аятолла Хомейни
Не поет такой …уйни.

В 1978–79 гг., когда аятолла Хомейни сносил в Иране режим шаха Мохаммеда Пехлеви, эту частушку в ЦДЛ – Центральном доме литераторов – напевали друг другу все. Скорее всего, в его стенах она и возникла: поэты бешено завидовали Игорю Шаферану.

Имя Игоря Шаферана помнят сейчас уже немногие. Collapse )

В РОССИИ ТАКИХ ПРОБЛЕМ НЕТ

В Мадриде через два дня будут эксгумированы и перезахоронены останки диктатора Франко. Демократическая Испания не желает, чтобы диктатор покоился в одной земле с жертвами развязанной им гражданской войны. Бенефициару ее – бенефициарово, как оно понимается потомками. Странным образом, неблагодарными.

Неделю назад в Пекине наконец предан земле прах Чжао Цзыяна, китайского «Горбачева», четырнадцать лет, с 2005 года, удерживаемый семьей в доме от почетного захоронения на кладбище Бабаошань, где упокоены самые сановные чиновники современного Китая. Что же, и частное мнение, бывает, перевешивает в борьбе с жестоковыйным мнением государства.

Россия в настоящий момент от подобной проблемы свободна. Хотя рано или поздно ей также придется решать ее. Как и многие другие, что многие годы заталкиваются и прячутся по темным пыльным углам – как их нет.


Франсиско Франко Баамонде


Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая в 1987 - 89 гг. Чжо Цзыян

Ваш,
Анатолий Курчаткин

О ПРАВДЕ ИСТОРИИ

Вот еще одна цитата из того же романа:

"История всегда творится начерно, набело она переписывается историками... Скрадываются нюансы, целые пласты важных событий отлетают прочь, как щепки при ударе топора по дереву – все спрямляется, обкарнывается, прореживается. История, воссозданная...  историком, так же отличается от реальной, как лесная ель от новогодней украшенной елки в доме. Но невозможно ради встречи Нового года возводить жилище вокруг лесной ели; приходится рубить ее – и везти в гнездо, в котором живешь и в котором тебе жить дальше".
(Анатолий Курчаткин, «Солнце сияло», роман, М., «Время», 2004 г.)

Ваш,
Анатолий Курчаткин

МЫ, БОЖЬЕЙ МИЛОСТЬЮ…

Высочайший манифест Николая Второго от 17 октября 1905 года, как все помнят с поры учебы в школе (ну, кто учился), начинался с поименования себя во множественном числе: «Божьей милостью Мы, Николай Второй…»

На этом царь и поскользнулся. В 20-м веке уже нельзя было отделять себя в такой степени от всех прочих граждан страны. Хотел даровать свободы ради сохранения имерии, а получил еще большее отчуждение и как итог революцию. Сначала одну. Потом другую.

Collapse )Курчаткин

ВСЕ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА!..

Как неприятно закончился год – взрыв газа в Магнитогорске, обрушение целой подъездной секции в доме, десятки погибших и пропавших без вести. Как неприятно начался – обрушение пешеходного моста в московском парке им. Горького, опять десятки людей в больнице.

Понимаю, что не нужно видеть в этом «ничего такого», и похлеще события происходят то в одном конце страны, то в другом, да и в других странах… вон в Японии автомобиль въехал в толпу – тоже в самом начале года.

Я и не вижу «ничего такого». Нормальное дело – взрывы газа, не доглядишь же за каждой квартирой, у проверяльщиков ноги не казенные. Обычное дело – хлипкие конструкции, не рассчитанные на то число людей, которые могут оказаться на них: не сэкономишь на материалах – себе дачки не построишь. А хочется ведь не дачку, а дачу. Дачищу даже, вот.

Все нормально у нас, граждане: зарплаты с пенсиями будут пониже – пенсионный возраст повыше, за ЖКХ тоже придется побольше платить – так зато какие народные гуляния завернула нам любимая власть на главных улицах и площадях городов, с самозанятых тоже начнут лупить копейку – и справедливо: Сечин с Дерипаской вон по тринадцать процентов со своих доходов платят и не унывают, а с этих всего-то четыре процента запросили, когда и те же тринадцать могли.

Все нормально, все по-обычному, все хорошо даже, а тревога разлита в воздухе, ожидание «чего-то такого», и не поймешь чего, не уловишь, точно не скажешь, но разлита, разлита, как то Аннушкино масло из романа Булгакова…

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЕСЕНИН РУССКОЙ ЖИВОПИСИ



Что за праздник – живопись Анатолия Зверева! Декабрь, погода – Бог знает что: туман, облака скребут брюхом землю, морозец вроде стоит небольшой, но химия разлита по асфальту, и вместо похрустывающего снега под ногами – чавкающая болотная жижа, пытающаяся проникнуть в ботинки, удушающая серая мозглость воздуха… но вот открыл дверь в доме на 2-й Тверской-Ямской, сдал набухшую влагой одежду в гардероб, купил билет – и сразу обдало таким фейерверком красок, словно тебя занесло в Эдем.

Тридцать лет не видел я картин Зверева вживую, с поры той, первой его персональной выставки в конце перестройки, когда, к несчастью, его уже не было в живых. И привык уже внутри себя: знаю его, насладился, хватит и репродукций его, что встретятся случайно где-нибудь раз в несколько лет. Но нет, оказывается: хоть и знаю, но все как внове, снова обжигает и встряхивает, бьет в лицо счастьем жизни, радость, радость, одна радость!

И понятия не имел я, что уже несколько лет есть в Москве музей Анатолия Зверева. Которого бы я назвал Есениным нашей живописи. Несхожие внешне, внутренне они – как братья-близнецы. Одинаковые той щедростью, с которой им Бог отпустил таланта, той внутренней свободой, что жила в них, будто независимо от их личностей, в любых давящих и разрушающих  обстоятельствах жизни, одинаковые в своей бездомности и исполненности райской близости к Создателю.

Не удержался – и ходил по выставке, и все щелкал и щелкал смартфоном.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

Collapse )