Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

СОЛНЦЕСТОЯНИЕ



В последние годы то и дело натыкаешься на «ревизионистские» утверждения, подчас неподдельно страстные, что Александр Сергеич – вовсе не лучший наш поэт, и получше были, да ощутимо, а это тогдашний пиар так поработал, что лучшим его объявили. Бросим, в общем, Пушкина с парахода современности. 

Но ведь нет в нашей поэзии другого такого поэта, который был бы столь же словесно прост в фиксации вещного мира и его явлений и вместе с тем столь глубок. Столь естествен в своей ритмической, зарифмованной речи и при этом прозаически ясен. Способен с такой силой и графической резкостью выявлять сущности мира! – но делать это не посредством философских изысканий, а посредством музыкального звучания слова.

Вот и нынче, выйдя на балкон перед тем, как отправиться спать, и смартфон оказался в кармане… Половина второго ночи с 20-го на 21-е июня. Собственно, уже 21-е июня. Какую другую подпись дашь снимку? – только эту: «Одна заря спешит сменить другую…»


Ваш,
Анатолий Курчаткин

ФИЛЬМ О ВЛАДИМИРЕ МАКАНИНЕ НА «КУЛЬТУРЕ»

Посмотрел вчера на канале «Культура» фильм о Владимире Маканине и был сильно удручен. Есть видеоряд, есть элегический дикторский голос, есть несколько интервью, нарезанных кусками – в том числе, с младшей его дочерью, – и нет самого писателя. Авторы фильма напрочь не сумели показать его масштаб, сущность его дарования, его место в советско-русской литературе, для человека, никогда не слышавшего его имени, просто непонятно, что это за писатель, чем он выделялся среди других, что вообще знаительного написал. Ну, посыпались на него премии в 90-е годы, а потом в «нулевые», так премиями и многие другие были в эти годы отмечены, иные, несмотря на премии, уже и забыты, хотя живы. Ну, не особо любил давать интервью, особенно ТВ-медиа, так что трудно оказалось найти для фильма видеоряд с самим писателем, – так это опять же лишь свойство натуры: одному для сохранения своего писательского «я» нужно держаться в тени, а другой от света «софитов» лишь заводится, и без них это его писательское «я» вянет.

Для создателей фильма совершенно равноценен Маканин первой своей вещи – «Прямой линии» – и Маканин периода, начавшегося рассказом «Ключарев и Алимушкин» в 1978 г. и закончившегося временем 90-х. Равно как и Маканин этого позднесоветского периода и поздний Маканин, автор «Асана». Хотя в интервью А. Битова есть подсказка, где рыть и чего искать – именно «Ключарева и Алимушкина» он называет в качестве исходной точки, но так это поминание и остается не более чем поминанием, встраиваясь в ряд с поминанием других его вещей.

А между тем Владимир Маканин был действительно таким явлением в нашей позднесоветской литературе, о котором можно и должно говорить как о значительном явлении – по самому разгамургерскому счету. Ко всему тому литературная судьба его была поистине драматична. Collapse )

О ЛИТЕРАТУРЕ И ЖИЗНИ (добавление к предыдущему посту)

Придумывай, писатель, что угодно. Громозди одна на другую нелепости, одна нелепее другой – все окажется правдой и реальностью, да еще и не дотянешься до вершины: слабо тебе, писатель, придумать то, чего нет в жизни!

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ (была в советские годы такая газета)

Издание «Открытого дневника», основанного на записях в фейсбуке и ЖЖ, сыграло со мной злую шутку: мало-помалу я потерял интерес к повседневному присутствию в сетях. Личным письменным участием, во всяком случае. Конечно, здесь сказались и обстоятельства моей жизни, не очень способствующие такому участию, но и возникло чувство некоей высказанности – раз книга вышла, то вот она, итоговая черта, что же писать под нею.

Не знаю, удастся ли мне выбраться из этого состояния, как не знаю и того, а нужно ли вообще выбираться из него, но вот еще на какой мысли я ловлю себя: как смыслово переплетены оказались мои посты в сети и вещи, которые я в это время писал. Не буквально, конечно, но именно смыслово, внутренне. Иногда, впрочем, совпадая даже и в ситуациях. Даже если ты писал фантасмагорию.

«Чудо хождения по водам», нужно отметить, я писал в самом начале 10-х гг. и закончил еще до того, как в 15-м году пришел в социальные сети. Но суть и смысл эпохи был уже точно тот же, что сейчас. Он лишь еще не до конца выявился. Я, разумеется, не провидец, но то, что многим открылось лишь сейчас, было мне ясно уже и тогда.

Вот маленький отрывок из романа – как приставленные к герою, на которого неожиданным образом обрушились сверхспособности, будто бы охраняющие его силовики прессуют героя, требуя выдать скрывшегося с большими деньгами бывшего высокого чиновника. Как они это делают и ради чего. Роман-фантасмагория, а так все напоминает нынешние «дни нашей жизни»!

АНАТОЛИЙ КУРЧАТКИН, «ЧУДО ХОЖДЕНИЯ ПО ВОДАМ, М, «Время», 2014 г.

"Сороковая симфония Моцарта заиграла в кармане. В. торопливо залез в карман брюк и вытащил телефон.

Он опасался, что это жена, которой теща могла сообщить засвеченный вчера перед нею номер, но это был директор по связям. В. совсем забыл, что чей звонок ждать вероятнее всего – это его, и сейчас, услышав голос директора по связям, почувствовал радостное облегчение.

– Что это ты такой довольный жизнью? – среагировал директор по связям на его радостное приветствие с досадливой подозрительностью.

– Счастлив вас слышать, – сказал В.

Что было правдой, разве что несколько преувеличенной.

Collapse )
Ваш,
Анатолий Курчаткин

РОССИЯ. ПОБЕДА ПОСТМОДЕРНИЗМА

Вячеслав Курицын, которого я не могу не любить – хотя бы за то, что в своей молодости он ездил на службу в центр г. Свердловска, позднее ставшего Екатеринбургом, тем же троллейбусом, что я двадцатью годами раньше, и жил на улице Ильича, где располагался продуктовый магазин № 12, в котором я, школьник, купил с товарищами первую свою бутылку спиртного, уютно называвшегося «Спотыкач», – так вот,   в 90-е гг. Слава Курицын как критик и литературовед много усилий потратил на пропаганду и продвижение постмодернизма как самого передового метода литературы в России. Не ограничившись ролью теоретика, выступил и практиком постмодернизма – помню эти его публикации в «Знамени», а были и еще! – но все же большой любви с литературой у постмодернизма в России не случилось. Писатель в эту сторону особо не потянулся, читатель повел себя не лучше, издатель задумался над проблемой так глубоко, что, похоже, просто заснул.

И все же постмодернизм в России победил. Collapse )

ПРОЩАЙ, РОЗА!

Я написал «прощай», хотя на самом деле в жизни мы были на «вы».

Смертью меняются не только портреты, она меняет и отношения.

Не случайно ведь мы обращаемся к Отцу нашему небесному на «ты» – там, в тех мирах, которые мы называем небесами, все яснее и проще, хотя, может быть, и много суровее: там, собственно, нет ни «ты», ни «вы», там инобытие, о котором мы ничего не знаем и можем лишь почувствовать, что уж наше земное уважительное и отстраняющее нас друг от друга «вы» точно неуместно и недействительно, там другая градация отношений и наши здешнее отношения друг с другом – полный вздор и пшик.

Вот и с известием о смерти Розы Зариповой я больше не чувствую ее «вы» и лишь заменою того не знаемого мной обращения, существующего за чертой инобытия, говорю ей «ты».

Хотя, когда мы разговаривали с нею последний раз – чуть больше недели назад, – мы обращались, конечно, друг к другу на «вы». Я собирался позвонить ей, чтобы сообщить о присланном мне «Сообщении ТАСС», где говорилось о том, что изданной ее издательством «ArsisBooks» моей книге «Открытый дневник» присуждена уральская «нобелевка» – премия им. Бажова. Дело в том, что выдвижение книги на премию – это полностью ее заслуга. Она сама изучала условия выдвижения на сайте, сама оформляла необходимые документы, даже сама – узнал я случайно – ходила на почту и отсылала книги. Как то часто случалось в отношениях с нею, я еще только собирался позвонить ей, а от нее уже раздался звонок: поздравляю!

Голос ее между тем был невероятно слаб, она едва говорила. Оказывается, Роза уже несколько дней лежала в Боткинской. До этого она лежала в Боткинской в начале прошлого года – пневмония (но не коронавирус), поправилась – в мае начался рецидив ее основной болезни, которой она болела с 14-го года и которая убивала ее иммунитет, – лейкемии. Собственно, с мая она так и не чувствовала себя здоровой. Не чувствовала, проходила курсы химеотерапии, но продолжала вести издательство, выпускать книги, работать с авторами, художниками, и мало кто знал, что она так тяжело больна, – она ничем никому не давала о том знать. Разве что можно было догадаться о ее болезни по той симптоматичной худобе, что все больше и больше проявлялась в ее облике.

Человеком великой силы и мужественности была Роза.

Она, собственно, и издателем была таким. Обладая тонким, великолепным вкусом, не позволяла себе «опускать планку», держала ее с авторами, с художниками, с типографиями, да и в отношениях с рынком. Вовсе не обладая большим запасом денег, издавала только то, что этому ее высокому вкусу соответствовало, даже и в том случае, если знала, что никакой «большой книги» автору не видать, как своих ушей. Книга сама по себе была для нее важнее любой премии.

«ArsisBooks» – это тот случай, когда можно сказать, что издательство – это Роза Зарипова. «Издательство Розы Зариповой» – так оно могло бы называться по полному праву. Не знаю, сохранится ли сам этот издательский бренд, «ArsisBooks», но если и сохранится, то, конечно, это будет другое издательство, хотя и под прежним названием. А «Издательство Розы Зариповой», к великой печали, умерло вместе с ней.

Прощай, Роза!

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ПРЕМИЯ ГОРОДА ДЕТСТВА И ЮНОСТИ

Официально меня никто ни о чем не извещал, но вот друзья прислали ссылку на сообщение ТАСС. Надеюсь, что не фейк.

В Екатеринбурге объявили лауреатов литературной премии имени Бажова - Новости Урала - ТАСС (tass.ru)

"ПОСТОРОННИЙ" КАМЮ ВСПОМИНАЕТСЯ МНЕ - С ОДНОЙ СТОРОНЫ, "МАКСИМ МАКСИМЫЧ" ЛЕРМОНТОВА - С ДРУГОЙ

В интернет-журнале "Текстура" опубликовано несколько моих слов об Алексее Козлачкове, вернее, о его повести "Запах искусственной свежести". Написано это было для опроса, который проводился журналом. Только что номер журнала появился в сети. Вот ссылка на ответы всех участников опроса: http://textura.club/prozaik-desyatiletiya/.
А ниже мой ответ на вопросы анкеты, посвященный, как я уже сказал, .

"Получив от Бориса Кутенкова предложение ответить на анкету, я было отказался. Я последние годы читаю немного, у меня нет объёмной картины происходящего в литературе, и мне подумалось, что это будет не слишком красиво: указывать на кого-то как на вершину, не подозревая о вершине рядом.
Collapse )

РАССКАЗ "ПИКНИК". ЕГО ИСТОРИЯ И ТЕКСТ (первая подача)

В сегодняшних новостных сообщениях - информация о страшном убийстве в Екатеринбурге. Все молодые люди, причем девушки совсем молоденькие, одной всего семнадцать лет, – четверо мертвы, семнадцатилетняя, слава Богу, жива. Внешний сюжет прост донельзя: знакомство в интернете, живая встреча, вечеринка – и стреляющее ружье.
Почему меня это так зацепило? Это не просто Екатеринбург. Это Уралмаш, где я родился, вырос – родные места. А улица Социалистическая, где произошла трагедия, – в трех минутах ходьбы от дома детства.
Действие моего рассказа «Пикник», написанного то ли в 1983, то ли в 1984 году, там и происходит, на Уралмаше. Хотя я не указывал точное географическое место действия. В художественном произведении это излишне. Действие многих моих вещей происходит на Уралмаше. Я знаю эту уралмашевскую жизнь, ее атмосферу, ее людей, их типы. Сюжет моего рассказа близок к сюжету происшедшего на Уралмаше нынче. Но главное в нем – это атмосфера уралмашевской жизни, атмосфера вообще любого такого вот призаводского поселения – что в советские времена, что в нынешние новороссийские.
У рассказа «Пикник» была суровая издательская история. Напечатать в журналах нигде я его не мог. Отовсюду вернули. Я включил его в книгу «Истории разных мест», вышедшей в 1986 г. в издательстве «Современник», первые рецензенты, не помню их имен, какие-то свои прикормленные критики книгу забодали насмерть, но я к таким вещам был привычен, добился, чтобы рукопись отправили к приличным людям, – ими, по решению редсовета оказались Георгий Семенов и Валентин Распутин. Семенов написал безусловно одобрительную рецензию, Распутин тоже, но зарубил «Пикник» как очернительский. Издательство скрепя сердце включило книгу в план, однако «Пикник», опираясь на заключение Распутина, включить в состав книги категорически отказалось.
Наставшие горбачевские времена побудили меня вновь предпринять попытки напечатать рассказ. Тогда все хотели быть напечатанными в «Огоньке» Коротича, отнес туда рассказ и я. Заведовал отделом литературы Олег Хлебников. Рассказ пролежал в отделе полтора года и напечатан не был. Надо сказать честно, я не знаю почему. Я даже не знаю, прочитал ли его Хлебников. На все мои звонки я получал в высшей степени невразумительные ответы. В конце концов рассказ был отдан в «Литературную Россию», где он спустя месяца полтора и был благополучно напечатан. А в 1989 г. появился и в моей книге, вышедшей в издательстве – подумать только – «Московский рабочий». Куда бы я в прежние времена и сунуться не подумал. Редактором моим, следует отметить, была очень милая женщина, я и сейчас вспоминаю ее как редактора с благодарностью, – Нина Буденная. Дочь того самого, Семена Буденного.
Сегодня я этот рассказ вспомнил. Отсканировал его и помещаю здесь. Примерно авторский лист в нем.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
ПИКНИК
рассказ
Вечером, как всегда, встретились у магазина «Соки–воды». Когда пришел Бомбей, двинули через дорогу в аллею напротив, сели там на лавочку и некоторое время сидели, трепались о том о сем и дымили. Мимо проходил Живоглот с гитарой, поприветствовал кодлу, его позвали, дали место, и минут двадцать он сидел, бил по струнам:
Я водку жрал и буду жрать,
Мне сей напиток
Дороже кваса, лимонада и ситро,
Ей-богу, братцы, выдержу я тыщи пыток,
Но только дайте сделать хоть глоток!..
Collapse )