Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

ВОЙНА ИДЕТ УЖЕ ПОЛНЫЕ СУТКИ

Утром я встал с мыслью: война идет уже полные сутки.

Можно считать – и, наверное, справедливо, – что СССР вступил во Вторую мировую войну 1 сентября 1939 г. Но для людей, живущих в нем, война началась, безусловно, 22 июня 1941-го.

80 лет прошло с того дня. Срок человеческой жизни, и некороткой.

Я столько еще не прожил. Не знаю, проживу ли. Но я родился в ее утробе, на ее четвертом, последнем году, и всегда ощущал, что я ее дитя. Хотя, конечно, в памяти у меня – ни одного ее дня, ни одного ее события. Разве что во дворе дома, в котором рос, почему-то были повсюду во множестве разбросаны корпуса мин, и мы ими играли. Еще ночью будил грохот «танковой дороги» – это по выстланному железным листом проселку метрах в двухстах от дома шли на полигон стрелять изготовленные заводом самоходки. Пусть война уже закончилась, самоходки с производства не снимались. Потом на том полигоне, давно ставшем мирной зоной, потеряет ногу от взорвавшегося снаряда, что бросит с приятелями в костер, мой старший товарищ по школьному рисовальному кружку Порывкин. Год его в школе не будет. Появится он уже на костылях. К поре, когда я буду заканчивать школу, он станет преподавать в школе то самое рисование. Заменив собой прежнего учителя – фронтовика, также ходившего на костылях с подвернутой штаниной, а иногда на протезе.

А нищие фронтовые калеки, сидевшие долгими рядами на подходе к магазинам, кто без рук, кто без ног, кто с лицом, сожженным в танке! А нестройная колонна пленных немцев, возвращающаяся с работы на кирпичном заводе и конвоируемая тремя-четырьмя нашими солдатами со взятыми на изготовку трехлинейками с пиком торчащим вперед штыком! А «ястребок», ЯК-18-й, в небе – символ нашей победы, – головы всех тотчас задирались вверх, и казалось, что сейчас откуда-то, хотя шел какой-нибудь 49-й, 50-й год, возьмутся «мессершмитты», и начнется настоящий воздушный бой!

Все это у меня в памяти, и забыть это невозможно. А что было в памяти тех, кто встретил войну взрослым, прошел ее и выжил… От их рассказов, когда они случались, продирало морозом спину.

Наслаждаться памятью о такой войне могут лишь полные идиоты. Всякая война чудовищна, такая тотальная – чудовищна бесконечно. Тем, кто пишет на лобовых стеклах своих машин «Можем повторить!», можно сразу выдавать «справку» и лишать их, по крайней мере, водительских прав. Потому что тем, кто «со справкой», выдавать права не положено.

А те, кто их поощряет на это, не имеет никакого права занимать свои высокие государственные посты.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЧЬИМ ГОЛОСОМ СВИСТИТ СОЛОВЕЙ ВАЛЕРИЙ?

В интернетовском медиапространстве Валерий Соловей занимает все больше места. Фамилия у него все-таки редкая для русского уха – привычна Соловьев! – и всякий раз, когда новостная лента предлагает мне его очередное выступление, я всегда вспоминаю былинного Соловья-разбойника.

Когда в свою пору в школе проходили русские былины, никто из нас, школьников, не мог понять, кто это, соловей-разбойник. Collapse )

ДОЖДЬ ЛЬЕТ НА ПРАЗДНОВАНИИ 100-ЛЕТИЯ ОКОНЧАНИЯ ВЕЛИКОЙ БОЙНИ

Это война, о которой в Советском Союзе положено было не помнить. В школе на уроках истории ее, конечно, проходили, но так, в ряду всяких других, не слишком судьбоносных для отечества военных конфликтов. Бабушка моя ее всегда называла Германской. И это, созвучно накладываясь на школьные уроки, также умаляло ее в сознании, низводило до уровня тех самых, не особо значительных войн.

Только с годами, вместе с взрослением стал мне открываться реальный масштаб войны, которая много позднее своего окончания, лишь после того, как началась Вторая, стала называться Первой мировой. Не она бы, не рухнула бы Германская империя, сохранились империи Австро- Венгерская и Османская, а в родимом нашем отечестве по-прежнему, возможно, правили бы Романовы.  Не было бы ни Февраля, ни Октября, ни ужасной гражданской войны, ни раскулачивания, ни Голодомора, ни Большого террора. Дед, в честь которого я назван, остался бы жив, и, возможно, в детстве я бы сидел на его коленях, другому деду не пришлось бы продавать своих трех серебряных Георгиев на тюменском рынке – чтобы семья не умерла с голоду; да, собственно, он бы просто не сумел заслужить их.

Collapse )

ДРУГ ШКОЛЬНЫХ ЛЕТ, рассказ. (первая подача)

        Хотел написать кое-что "воспоминательное". И вспомнил, что у меня есть рассказ, написанный несколько лет назад, в котором я использовал эти свои воспоминания, поселив в них своего alter ego (естественно, как всякого alter ego, трансформировав, может быть, даже и весьма). Рассказ был опубликован в одном совместном франко-русском сборнике, весь тираж которого распространялся во Франции, и - вот не удивляйтесь! - в журнале "Литературный Кыргызстан", так что русский читатель с ним практически незнаком. Так что, вспомнивши о нем, самая пора и опубликовать его здесь. Прошу прощения, что формат ЖЖ не позволяет дать его одной подачей.

 Ваш,
 А. Курчаткин 
                     

                     АНАТОЛИЙ КУРЧАТКИН


                  
                            ДРУГ ШКОЛЬНЫХ ЛЕТ                         
                                               рассказ

Николай сдружился с Берсенёвым в последний школьный год, в десятом классе. Это произошло в первые дни учебы, в самом начале сентября. Их назначили убирать после занятий класс, они оба еще отнекивались, но безуспешно: их нынешнему классному руководителю, математичке Марии Сергеевне, было не поперечить, без разговоров, сказала она, – и они остались. И вот когда убирали класс, перебрасываясь по ходу односложными фразами о том о сем, вдруг обнаружилось, что интересны друг другу. С Берсенёвым, оказалось, можно философствовать – о жизни и вообще, обо всем на свете, – чего не получалось больше ни с кем в классе. А Николаю требовался такой собеседник, ему такого недоставало, и оттого, что его не было, временами одолевало чувство тоскливого одиночества. Берсенёв в некотором роде был чужаком в классе, так же, как и вся их группа из четырех человек, появившаяся в классе год назад после того, как они перескочили через целый класс, пройдя за лето всю годовую учебную программу и успешно сдав экзамены, – завтрашние медалисты, гордость школы, ее будущая легенда. И хотя они вполне благополучно прижились в новом для себя окружении, так они этой своей группой и держались, ни с кем не сближаясь. Отличники, у которых всегда, если не сделал сам, можно списать домашнее задание, только в таком качестве они и существовали реально для остального класса, и Берсенёв тут ничем не выделялся из их кружка.
Collapse )

РУЧКА (ЖЖ-рассказ)

Вот, как и обещал, художественно обработанная версия (для ЖЖ) той жизненной коллизии, о которой было рассказано в предыдущем посте


                                                          АНАТОЛИЙ КУРЧАТКИН
РУЧКА
ЖЖ-рассказ

В детстве Вадим Б. имел две привычки, о которых позднее его школьный друг П. Уралов сказал, что это фобии. Первая заключалась в том, что Вадим Б. сшибал мечом столбы электросвязи. Он ездил из дома в школу на трамвае – довольно далеко и долго, казалось ему тогда в детстве, целых одиннадцать остановок, – и чтобы чем-нибудь заняться в поездке, он придумал такую игру: будто бы в руках у него длинный острейший меч, он держит его в руках выставленным в окно (пусть даже окно и закрыто), и столбы этой самой электросвязи по обочине дороги, хотя они и бетонные, валятся от соприкосновения с его мечом, как былинки. Нет, никаких катастрофических последствий в его сознании это не вызывало: снесло мечом столб – и все, больше ничего, где там следующий? Такая забава, помогавшая ему доехать до школьной остановки, не заметив пути. Причем, надо заметить, далеко не всегда он занимался этим, а только если не доставалось места сесть. Если же доставалось, то, севши, он тут же растворял ранец, извлекал очередную книжку, что читал, и тут уже было не только до меча со столбами, но и до остановок, мимо которых гремел трамвай, так что в этих случаях он нередко пропускал свою остановку, и приходилось потом то ли ехать, то ли бежать (если пропустил всего одну) обратно.

Collapse )

ЖИЗНЬ СЮЖЕТНА!

Бытует мнение, и среди собственно писательского народа тоже, что жизнь, в общем-то, бессюжетна, а сюжеты – то есть законченные истории, с завязкой, развитием действия, развязкой – это уже чисто литературное изобретение: для удержания читательского внимания, ради конструкционной завершенности, эстетического изящества.

Однако же сама жизнь показывает, что это не так. Она прямо и открыто свидетельствует собой о своей сюжетности. Сюжеты рождаются ею постоянно и неустанно. Иногда небольшие, локального характера, годные для недлинного рассказа, а то и просто какого-нибудь пустячка, иногда такие, в которых отражается судьба целого народа и целых эпох. Сумей только увидеть и обработать.

Collapse )

В ДОБАВЛЕНИЕ КО ВЧЕРАШНЕМУ ПОСТУ О ПУНКТУАЦИИ

И в ЖЖ, и в ФБ получилось весьма оживленное обсуждение моей вчерашней записи по поводу упрощения пунктуации русского языка. Особенно оно оказалось интересным в ФБ. Благодаря вступлению в дискуссию Татьяны Шабаевой, критика и, шире говоря, литератора не просто талантливого и горячего, но и тонкого, со своим неординарным взглядом и на литературный процесс, и на русскую историю, и на вообще происходящее в стране. Я обычно с удовольствием читаю ее посты. Часто  совершенно по-другому вижу и ощущаю вещи, о которых она высказывается, вообще нахожусь  на противоположной позиции, - однако считаю это нормальным явлением, главное для меня в ее публицистических высказываниях - адекватность, свободное, незадоктринированное мышление, любовь к земле, на которой живет, любовь с открытыми глазами, так бы я выразился. Вот выборка из  нашего разговора в ФБ, тут проговариваютя вещи, которыхе хотелось бы мне, не утонули в волнах набегающих друг на друга комментариев, а прочли бы читатели моего блога.


Collapse )





ВО ИМЯ ГРАМОТНОСТИ НАЦИИ

В школах идут выпускные экзамены – молодые люди сдают это треклятое ЕГЭ. Я уже раз высказывался по его поводу. Сейчас – не то чтобы по его поводу еще раз, а скорее в связи с ним.

Будучи достаточно грамотным человеком, я всю жизнь считал и считаю, что в дисциплине «русский язык» есть раздел, который невероятно и без всякой необходимости переусложнен. Речь о пунктуации. Чтобы правильно ставить все знаки препинания, нужно владеть знанием и пониманием таких нюансов русского языка, которые не нужны для практического использования 99,9% его носителей. Иначе говоря, нас с вами.

Вот тот же союз «как» и всякие обороты с ним, называемые составными подчинительными союзами.

Collapse )

ЗАПИСИ

   *       *       *
Так получилось, что, получивши тридцать лет назад водительские права, я положил их навсегда в ящик стола к другим ненужным документам, полученным за предыдущую жизнь, и никогда больше в жизни машины не водил. Однако время от времени (без всякой связи с каким-либо событием) вдруг ловил себя на том, что рука мысленно переключает скорости: первая – налево-вперед, вторая – прямо-назад, третья – вперед-направо-вперед, ну, и далее. Это подсознание не хотело утрачивать навыка и выдавало и выдавало мне напоминание о нем. Любопытно, что и сейчас, когда я знаю, что уж точно не буду водить машину, рычаг переключения скоростей нет-нет да и начнет ходить у меня в голове по своему положенному маршруту.

Прослуживши в молодости три года в армии и привыкнув пару раз в неделю разбирать-собирать автомат для чистки-профилактики, делая это совершенно автоматически, не глядя, за какое-то бешено малое число секунд, я никогда после демобилизации не вспоминал этого навыка. Он ушел из меня – как его и не было, начни я сейчас разбирать АКМ – буду путаться в порядке разборки и провожусь с нею, как и после со сборкой, не секунды, а минуты.   

Collapse )