Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

ЕСТЬ БОЖИЙ СУД…

           

         И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
          Шевеля кандалами цепочек дверных.

В 1930 году написаны эти строки. После 91-го казалось, что это стало неактуальным, перешло в разряд исторического высказывания.

И даже в «нулевые» казалось еще так.

И вот снова они актуальны. «Никогда не было, и вот опять». Без малого сто лет прошло.

Что же, так и будет Россия ходить по кругу?

Сегодня я думал о другом гениальном стихотворении, написанном «стариком» Державиным, последнем, которое он написал в жизни:

                    Река времён в своём стремленьи
                    Уносит все дела людей
                   И топит в пропасти забвенья
                   Народы, царства и царей,
                   А если что и остаётся
                   Чрез звуки лиры и трубы,
                  То вечности жерлом пожрётся
                  И общей не уйдёт судьбы.

Но ведь какое дело. Он совсем не это стихотворение собирался написать. Вернее, не такое. Он начал писать оду, а ода не подразумевает подобной краткости и требует развернутого развития мысли. По сути, он написал лишь тезу. И будучи очень религиозным человеком, должен был, представляется мне, вывести свою мысль к Богу, его "отношению" к зафиксированной тезе. Но на этом Божьей волей ода и оборвалась. Получается, Бог специально забрал Державина, чтобы тот своей человеческой волей не испортил сделанного высказывания, надиктованного ему?

Вот мне и хочется надеяться, что не в Божьей воле водить Россию по кругу, возвращая и возвращая ее на черную лестницу, где «в висок // Ударяет мне вырванный с мясом звонок». Гостей дорогих направляет стучать и звонить в утренние двери человек, исполняющий волю другого человека, а тот исполняет волю еще более высоко над ним стоящего, и так далее-далее… но всё это люди, это их воля, и уже недолог миг, когда она неожиданно для них окажется бессильной перед Волей, бороться против которой бесполезно.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ (была в советские годы такая газета)

Издание «Открытого дневника», основанного на записях в фейсбуке и ЖЖ, сыграло со мной злую шутку: мало-помалу я потерял интерес к повседневному присутствию в сетях. Личным письменным участием, во всяком случае. Конечно, здесь сказались и обстоятельства моей жизни, не очень способствующие такому участию, но и возникло чувство некоей высказанности – раз книга вышла, то вот она, итоговая черта, что же писать под нею.

Не знаю, удастся ли мне выбраться из этого состояния, как не знаю и того, а нужно ли вообще выбираться из него, но вот еще на какой мысли я ловлю себя: как смыслово переплетены оказались мои посты в сети и вещи, которые я в это время писал. Не буквально, конечно, но именно смыслово, внутренне. Иногда, впрочем, совпадая даже и в ситуациях. Даже если ты писал фантасмагорию.

«Чудо хождения по водам», нужно отметить, я писал в самом начале 10-х гг. и закончил еще до того, как в 15-м году пришел в социальные сети. Но суть и смысл эпохи был уже точно тот же, что сейчас. Он лишь еще не до конца выявился. Я, разумеется, не провидец, но то, что многим открылось лишь сейчас, было мне ясно уже и тогда.

Вот маленький отрывок из романа – как приставленные к герою, на которого неожиданным образом обрушились сверхспособности, будто бы охраняющие его силовики прессуют героя, требуя выдать скрывшегося с большими деньгами бывшего высокого чиновника. Как они это делают и ради чего. Роман-фантасмагория, а так все напоминает нынешние «дни нашей жизни»!

АНАТОЛИЙ КУРЧАТКИН, «ЧУДО ХОЖДЕНИЯ ПО ВОДАМ, М, «Время», 2014 г.

"Сороковая симфония Моцарта заиграла в кармане. В. торопливо залез в карман брюк и вытащил телефон.

Он опасался, что это жена, которой теща могла сообщить засвеченный вчера перед нею номер, но это был директор по связям. В. совсем забыл, что чей звонок ждать вероятнее всего – это его, и сейчас, услышав голос директора по связям, почувствовал радостное облегчение.

– Что это ты такой довольный жизнью? – среагировал директор по связям на его радостное приветствие с досадливой подозрительностью.

– Счастлив вас слышать, – сказал В.

Что было правдой, разве что несколько преувеличенной.

Collapse )
Ваш,
Анатолий Курчаткин

РОССИЯ. ПОБЕДА ПОСТМОДЕРНИЗМА

Вячеслав Курицын, которого я не могу не любить – хотя бы за то, что в своей молодости он ездил на службу в центр г. Свердловска, позднее ставшего Екатеринбургом, тем же троллейбусом, что я двадцатью годами раньше, и жил на улице Ильича, где располагался продуктовый магазин № 12, в котором я, школьник, купил с товарищами первую свою бутылку спиртного, уютно называвшегося «Спотыкач», – так вот,   в 90-е гг. Слава Курицын как критик и литературовед много усилий потратил на пропаганду и продвижение постмодернизма как самого передового метода литературы в России. Не ограничившись ролью теоретика, выступил и практиком постмодернизма – помню эти его публикации в «Знамени», а были и еще! – но все же большой любви с литературой у постмодернизма в России не случилось. Писатель в эту сторону особо не потянулся, читатель повел себя не лучше, издатель задумался над проблемой так глубоко, что, похоже, просто заснул.

И все же постмодернизм в России победил. Collapse )

ИЗ РОМАНА «МИНУС 273 ГРАДУСА ПО ЦЕЛЬСИЮ»

Даю здесь, прочитав статью Явлинского, фрагмент начала 13-й главы моего романа, вышедшего в 2018 г. в издательстве «Время». Комментарии считаю бессмысленными. Аллюзии каждому, кому не безразлична нынешняя российская жизнь, будут ясны.

                                
– Слабак, – сказал кощей, – волчья сыть… С бабой не сумел справиться. Тьфу!.. – Гадливая брезгливость была в его голосе.
К. не ответил ему. Он сидел перед кощеем на холодном, сплетенном из  блестящих металлических трубок круглом табурете, всей одежды на нем было – трусы, непомнимо им как оказавшихся на его чреслах, и еще полусъехавший носок на левой ноге, в комнате, где происходила их встреча, стояла температура градусов в двенадцать, едва ли больше, его поколачивало от холода, а каждый вдох, побуждая к рвоте,  овевал носоглотку запахом рыбного прилавка.
– Что молчишь? – повышая голос, все с той же гадливой брезгливостью вопросил кощей. – Отвечай! Баба тебя…! Позорник. А так мнил о себе!
– Я не понимаю вас, – с натугой прошевелил языком К. – Откуда вы все это… Ничего я не мнил.
– Не мнил?! – откликнулся на его шершавое тугословие кощей. – Ох ты, не мнил! Не знаем, думаешь? Знаем, еще как знаем! Все знаем, все помним – то, что ты и сам забыл.          
Как и в прошлый раз, он был в пальто, наброшенном на плечи – словно в кавалерийской бурке, – но в отличие от прошлого раза не держал его за отвороты на груди крест-накрест руками, и руки жили свободной жизнью: костистые пальцы переплетены, и все время шевелились, поигрывали по суставам, будто перебирали кнопки баяна. Что еще было по-другому: тогда он при всей холодности оказанного К. приема обращался к К. на «вы».  
– Я не понимаю вас, – снова сказал К. – Ничего не понимаю…
Голос у него надломился. Он чувствовал себя так, как если бы все тело его было из чугуна. Как если бы умер и ожил, но, оживши, так и не вернулся оттуда.

Collapse )

УТРЕННЯЯ ЗАПИСЬ. ПРИШЛИ В ДВИЖЕНИЕ ТЕКТОНИЧЕСКИЕ ПЛИТЫ

УТРЕННЯЯ ЗАПИСЬ. ПРИШЛИ В ДВИЖЕНИЕ ТЕКТОНИЧЕСКИЕ ПЛИТЫ     

Правильная какая зима наступила. «Мороз и солнце, день чудесный», ночью до минус девяти, днем – минус пять, минус шесть, снега немного, но лежит, сердцу веселее, душе отрадней, по такой погоде всегда словно опускаешься в глубь веков и до того въяве чувствуешь связь времен: и твои деды и десятьюжды прадеды так вот встречали такие утра, смотрели на небо, радовались этому легкому снежку, «на дровнях обновляя путь», – зимой на матушке нашей Руси всегда сильнее чувствуешь связь времен: должно быть, генная память о поре великой зимней спячки, неторопливой рабочей жизни, когда что в лес за дровами поехать, что борону к посевной чинить – все можно с расслабленной прохладцей. Не закончишь своего дела сегодня, можно будет завтра.

И еще радость: как точно 1 декабря установилась зима.Collapse )

ЗАПИСЬ НА НОЧЬ

Ум человеку дается от природы.

Мудрость к нему приходит с опытом жизни.

Однако, как свидетельствует тот же жизненный опыт, не всякий умный человек с годами мудреет.

И помудревший человек, если он не умен от природы, тоже не становится умнее с возрастом.

Ум человеку нередко оказывается в жизни помехой.  (Именно об этом комедия А. Грибоедова «Горе от ума»).

Мудрость помогает жить и нередко способствует жизненному успеху.

Умный человек способствует своей деятельностью общественному прогрессу: в науке, технике, гуманитарной области.

Человек мудрый, как правило, обращает свою мудрость на пользу себе одному.

Разве что некто, имеющий власть, соберет множество мудрецов на совет, назвав тот советом старейшин, и попросит их прибавить к его уму их мудрость.

Но никто давно никаких советов старейшин не собирает, и ум в общественной жизни остается неоплодотворенным мудростью.

Вопрос: кем были эти древние правители, собиравшие советы старейшин? Людьми большого ума, понимавшими значение мудрости, или недоумками, которые пользовались из-за недостатка собственного ума старческой мудростью?

Судя по процветанию родной земли, нынешние отцы России не принадлежат ни к тому, ни к другому типу правителя.
         
И что же за тип они собою являют?

Ваш,
Анатолий Курчаткин

РАССКАЗ "ПИКНИК". ЕГО ИСТОРИЯ И ТЕКСТ (вторая подача)


Анатолий Курчаткин
ПИКНИК

рассказ
(вторая подача)
* * *
Получилось шестеро на шестеро. Двенадцать всего, самое то – ни много, ни мало, в самый аккурат. Пикники – такое дело: много – все вроссыпь, по двое, по трое, один, глядишь, на другого прыгать стал, у того фингал под глазом, у того челюсть набок съехала, мало если – настоящего кайфу нет, массы, так сказать, чтобы хороший кураж завернуть, недостает. А двенадцать – шесть мужиков, шесть баб – самое то.
Ехали, заняв в электричке два «купе», одно напротив другого, через проход. Живоглот всю дорогу наяривал на гитаре, орали песни, наорались – аж заломило скулы.
Вел Бомбей. Еще раньше, когда собирались, пообещал: место обалденное, красота – будь здоров, водичка в озере пищевая и деревушка – в двух шагах, захочется молока – сгонять ничего не стоит.
Collapse )

РАССКАЗ "ПИКНИК". ЕГО ИСТОРИЯ И ТЕКСТ (первая подача)

В сегодняшних новостных сообщениях - информация о страшном убийстве в Екатеринбурге. Все молодые люди, причем девушки совсем молоденькие, одной всего семнадцать лет, – четверо мертвы, семнадцатилетняя, слава Богу, жива. Внешний сюжет прост донельзя: знакомство в интернете, живая встреча, вечеринка – и стреляющее ружье.
Почему меня это так зацепило? Это не просто Екатеринбург. Это Уралмаш, где я родился, вырос – родные места. А улица Социалистическая, где произошла трагедия, – в трех минутах ходьбы от дома детства.
Действие моего рассказа «Пикник», написанного то ли в 1983, то ли в 1984 году, там и происходит, на Уралмаше. Хотя я не указывал точное географическое место действия. В художественном произведении это излишне. Действие многих моих вещей происходит на Уралмаше. Я знаю эту уралмашевскую жизнь, ее атмосферу, ее людей, их типы. Сюжет моего рассказа близок к сюжету происшедшего на Уралмаше нынче. Но главное в нем – это атмосфера уралмашевской жизни, атмосфера вообще любого такого вот призаводского поселения – что в советские времена, что в нынешние новороссийские.
У рассказа «Пикник» была суровая издательская история. Напечатать в журналах нигде я его не мог. Отовсюду вернули. Я включил его в книгу «Истории разных мест», вышедшей в 1986 г. в издательстве «Современник», первые рецензенты, не помню их имен, какие-то свои прикормленные критики книгу забодали насмерть, но я к таким вещам был привычен, добился, чтобы рукопись отправили к приличным людям, – ими, по решению редсовета оказались Георгий Семенов и Валентин Распутин. Семенов написал безусловно одобрительную рецензию, Распутин тоже, но зарубил «Пикник» как очернительский. Издательство скрепя сердце включило книгу в план, однако «Пикник», опираясь на заключение Распутина, включить в состав книги категорически отказалось.
Наставшие горбачевские времена побудили меня вновь предпринять попытки напечатать рассказ. Тогда все хотели быть напечатанными в «Огоньке» Коротича, отнес туда рассказ и я. Заведовал отделом литературы Олег Хлебников. Рассказ пролежал в отделе полтора года и напечатан не был. Надо сказать честно, я не знаю почему. Я даже не знаю, прочитал ли его Хлебников. На все мои звонки я получал в высшей степени невразумительные ответы. В конце концов рассказ был отдан в «Литературную Россию», где он спустя месяца полтора и был благополучно напечатан. А в 1989 г. появился и в моей книге, вышедшей в издательстве – подумать только – «Московский рабочий». Куда бы я в прежние времена и сунуться не подумал. Редактором моим, следует отметить, была очень милая женщина, я и сейчас вспоминаю ее как редактора с благодарностью, – Нина Буденная. Дочь того самого, Семена Буденного.
Сегодня я этот рассказ вспомнил. Отсканировал его и помещаю здесь. Примерно авторский лист в нем.

Ваш,
Анатолий Курчаткин
ПИКНИК
рассказ
Вечером, как всегда, встретились у магазина «Соки–воды». Когда пришел Бомбей, двинули через дорогу в аллею напротив, сели там на лавочку и некоторое время сидели, трепались о том о сем и дымили. Мимо проходил Живоглот с гитарой, поприветствовал кодлу, его позвали, дали место, и минут двадцать он сидел, бил по струнам:
Я водку жрал и буду жрать,
Мне сей напиток
Дороже кваса, лимонада и ситро,
Ей-богу, братцы, выдержу я тыщи пыток,
Но только дайте сделать хоть глоток!..
Collapse )

ОЧЕНЬ СОВРЕМЕННЫЙ РОМАН

Помню, когда в годы юности, в позднеоттепельную эпоху, читал роман Грэма Грина «Комедианты», действие которого происходит на Гаите, где правит диктатор Франсуа Дювалье, где по его благословению действуют отряды тонтон-макутов, без суда и следствия похищающих и убивающих людей, мною владело чувство недоумения и неверия в описываемые события: разве так может быть? После разгрома фашизма, после «разоблачения культа Сталина» неужели же возможно где бы то ни было такое еще? Конечно, читай я роман после того, что случилось вскоре в Камбодже, во что тоже поначалу не очень-то верилось, я бы не воспринимал «Комедиантов» как некую гиперболу, писательскую фантазию, эксплуатирующую «основные инстинкты» человека. Но тогда, в юности, роман воспринимался именно так. И не мной, скажу, одним.

Однако о чем бы я никогда не мог подумать, так о том, что подобное будет происходить и в твоем собственном отечестве, а еще и в краях, которые, хотя и стали другой страной, всегда – по причине текущей в тебе крови, солдатской жизни там – воспринимались столь же родными, как и земля рождения. Члена президиума Координационного совета оппозиции в Белоруссии Марию Колесникову схватили на улице, затолкали в машину с надписью «Связь» и увезли неизвестно куда. Поехавшие разыскивать ее двое членов Совета также пропали. До этого одного из пропавших во время первых антилукашенковских демонстраций нашли повешенным в парке, другого просто убитым. Один сам повесился, другой не перенес слишком большой дозы спиртного. Причем с обоими это почему-то случилось спустя изрядное число дней после исчезновения. В России одно из главных лиц оппозиции Навальный неожиданно оказался слаб здоровьем. До того неожиданно – что можно подумать, будто его отравили. А до этого еще и другие вдруг оказывались так же слабы здоровьем, а Немцов так, например, не сумел увернуться от случайных пуль, Мохнаткин же, получавший свои тюремные сроки непонятно за что, взял да сломал себе позвоночник, а там и отдал Богу душу…

Будь я издателем, издал бы сейчас гриновских «Комедиантов». Так и кажется, что тот роман полувековой давности – это про нас нынешних.   

Ваш,
Анатолий Курчаткин