Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

ВОЙНА ИДЕТ УЖЕ ПОЛНЫЕ СУТКИ

Утром я встал с мыслью: война идет уже полные сутки.

Можно считать – и, наверное, справедливо, – что СССР вступил во Вторую мировую войну 1 сентября 1939 г. Но для людей, живущих в нем, война началась, безусловно, 22 июня 1941-го.

80 лет прошло с того дня. Срок человеческой жизни, и некороткой.

Я столько еще не прожил. Не знаю, проживу ли. Но я родился в ее утробе, на ее четвертом, последнем году, и всегда ощущал, что я ее дитя. Хотя, конечно, в памяти у меня – ни одного ее дня, ни одного ее события. Разве что во дворе дома, в котором рос, почему-то были повсюду во множестве разбросаны корпуса мин, и мы ими играли. Еще ночью будил грохот «танковой дороги» – это по выстланному железным листом проселку метрах в двухстах от дома шли на полигон стрелять изготовленные заводом самоходки. Пусть война уже закончилась, самоходки с производства не снимались. Потом на том полигоне, давно ставшем мирной зоной, потеряет ногу от взорвавшегося снаряда, что бросит с приятелями в костер, мой старший товарищ по школьному рисовальному кружку Порывкин. Год его в школе не будет. Появится он уже на костылях. К поре, когда я буду заканчивать школу, он станет преподавать в школе то самое рисование. Заменив собой прежнего учителя – фронтовика, также ходившего на костылях с подвернутой штаниной, а иногда на протезе.

А нищие фронтовые калеки, сидевшие долгими рядами на подходе к магазинам, кто без рук, кто без ног, кто с лицом, сожженным в танке! А нестройная колонна пленных немцев, возвращающаяся с работы на кирпичном заводе и конвоируемая тремя-четырьмя нашими солдатами со взятыми на изготовку трехлинейками с пиком торчащим вперед штыком! А «ястребок», ЯК-18-й, в небе – символ нашей победы, – головы всех тотчас задирались вверх, и казалось, что сейчас откуда-то, хотя шел какой-нибудь 49-й, 50-й год, возьмутся «мессершмитты», и начнется настоящий воздушный бой!

Все это у меня в памяти, и забыть это невозможно. А что было в памяти тех, кто встретил войну взрослым, прошел ее и выжил… От их рассказов, когда они случались, продирало морозом спину.

Наслаждаться памятью о такой войне могут лишь полные идиоты. Всякая война чудовищна, такая тотальная – чудовищна бесконечно. Тем, кто пишет на лобовых стеклах своих машин «Можем повторить!», можно сразу выдавать «справку» и лишать их, по крайней мере, водительских прав. Потому что тем, кто «со справкой», выдавать права не положено.

А те, кто их поощряет на это, не имеет никакого права занимать свои высокие государственные посты.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ЭХ, РАЗ ДА ЕЩЕ РАЗ, ЕЩЕ МНОГО, МНОГО РАЗ!..

            Глава "Роснефти" Игорь Сечин не пришел в суд, вызванный повесткой, уже во второй раз. Ему отправили третью повестку. Кажется, в четвертый раз согласно закона положено приводить уже силой. Приставы, поддерживаемые нацгвардией, должны к нему заявиться, не станет подчиняться - скрутить, руки за спину, волоком в машину... А охрана главы "Роснефти" не имеет права противодействовать - уголовное дело. И вот что-то подсказывает мне: не станет она противодействовать. Потому что никакие приставы никуда не придут. Не хочет вознесшийся в заоблачные выси преподаватель португальского языка идти в суд - и не пойдет. Что за унижение. Еще не хватало. Не для того он министру Минэкономразвития колбаски дарил, чтобы потом по судам таскаться. Он свое дело сделал, а уж вы, господа судьи, делайте свое, без всяких свидетелей.
           Републикую здесь свой пост, что был опубликован ровно год назад. С той поры мы многое узнали об этом деле. О тех же колбасках в корзине. Но суть этого дела с той поры не изменилась. Суть его та же, что в истории, рассказанной мне несколько лет назад одним знакомцем.

Collapse )

ГОРОД С ПРОШЛЫМ. ГОРОД С НАСТОЯЩИМ. ГОРОД С БУДУЩИМ?



Странным образом мне оказалось трудно написать о поездке в Северск. Не потому, что не о чем. Наоборот. Слишком большой пласт воспоминаний задела эта поездка, слишком большой объем рефлексий возник – хоть пиши пространное эссе, а вот переводить все это в словесную ткань нет желания.

Почему? Наверное, потому, что не чувствую толпящийся во мне по-пчелиному гудящий рой впечатлений столь уж сущностным и важным для запечатления – равным образом и для себя, и для читателей моего журнала. Главное в жизни этого города – и немаленького, 115 тысяч, – в прошлом, он столько наделал плутония с ураном, что завод, строительству которого обязан своим возникновением и город, уже два десятилетия с лишним как перестал производить эти радиоактивные элементы, и их необъятные стратегические запасы продаются тем же Соединенным штатам. А уж на какое дело идут они – на выработку электроэнергии на атомных станциях или на изготовление боеголовок – Бог весть. Город же занят тем, что хоронит побочные продукты того производства, которое воззвало его из небытия, и это дело тоже на многие годы: глубоко под землю надо затолкать радиоактивные отходы, да так, чтобы они оттуда не вырвались, чтобы оставались там в неприкосновенности до скончания веков.

И потому город по-прежнему закрыт от внешнего мира, по-прежнему обнесен колючей проволокой, въезд-выезд только по спецпропуску, жителю Северска в близлежащий (всего 7 км!) Томск выехать запросто, а жителю Томска в Северск – извините. И надо сказать, насельники Северска довольны своей тихой, размеренной, отгороженной жизнью: размеры города не дают чувствовать некой стиснутости, зажатости, которые можно было бы предположить, а зато вокруг все свои, никаких особых происшествий, гуляй спокойно по улицам хоть ночь-заполночь, и нет в атмосфере той нынешней невротизированности, что ощущается в атмосфере любого другого российского города и городка – в какой ни загляни.

Две встречи были у нас в Центральной библиотеке города с екатеринбургским поэтом Константином Комаровым. В первый день – что-то типа мастер-класса для местных молодых литераторов, когда мы рассказывали о современном устройстве литературного дела в России и обсуждали работы тех, кто пожелал представить их, во второй – то, что называется творческой встречей, самое лично для меня нелюбимое: надо рассказывать о себе и хвалиться, каких необычайных высот ты достиг в соревновании с Пушкиным и Толстым. Я вывернулся чтением отрывка из романа «Минус 273 градуса по Цельсию» и разных штучек из своего ЖЖ-журнала.

А почему все же город вызвал у меня тучу воспоминаний и рефлексий, надеюсь, станет ясно по фотографиям города (с телефона, простите) и кратким комментариям к ним.


Это просто так. Не могу преодолеть соблазна поделиться фотографией рассвета с высоты 10 тысяч метров, когда летишь на восток.


Северск современный. Бывшее здание школы, переделанное под деловой центр. Особого делового кипения в центре не наблюдается. Гостиница на 4-м этаже. Очень чистая, домашне-уютная, с вежливым, по-провинциальному добросердечным персоналом. Чайник, телевизор с интернетом, вай-фай - все есть и прекрасно работает.


Памятный знак на месте, откуда в 1949 г. среди болот начинался Северск.



Дома старого Северска. Один к одному напомнили мне дома Уралмаша моего детства. Возможно, все они строились по одинообразным типовым проектам.



Тихие, малолюдные дворы старого Северска. Опять же - будто попал на Уралмаш своего детства в 50-е гг. ушедшего века.


Градообразующая, центральная площадь Северска. Слева - жилой дом, справа - здание музыкального театра.



Какой-то бывший "очаг культуры", ставший частным. Владелец, как видно, не представляет, что с ним делать. Крыльцо уже все заросло травой.


Очень выразительная решетка городской больницы.


В городском краеведческом музее с его директором Светланой. "Единая Россия" не оставляет своим вниманием и здесь (для непонятливых - посмотреть на бурую фигуру слева от нашей группы).


Одна из экспозиций выставки кукол, сделанных руками городских мастеров, в музее города.


В музее химического комбината города. Графитовая полуформа для отливки ядерного заряда. Впрочем, здесь этого не делалось.


9-метровый Ленин продолжает властвовать над городом на другой градообразующей пощади Северска. Грандиозные размеры его явственны в сопоставлении с фигурой женщины у постамента. Стоимость бронзы, из которой он отлит, равна стомости типового 5-этажного дома.

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ОБЫКНОВЕННОЕ, НОРМАЛЬНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ЖЕЛАНИЕ

Я вырос в большом призаводском соцгородке при громадном заводе. Так тогда, еще и в 50-х гг. прошлого века, называли поселения, возникавшие около вновь строящихся объектов социалистической индустрии. Собственно, этот городок, носивший, как и завод, то же имя – Уралмаш, был одним из районов Свердловска, ныне вновь Екатеринбурга, но он стоял за заводом, что примыкал железнодорожными путями к вокзально-сортировочному узлу железной дороги, и потому был как бы отдельным городком. Немаленьким: на сто тысяч с лишним жителей. А на самом заводе Уралмаш, вместе с обслуживающими его строительными трестами, вспомогательными производствами, работало где-то под пятьдесят тысяч. По центральным улицам городка, которые вели к площади 1-й пятилетки, в дальнем конце которой стояли многозевые проходные завода, несколько раз в день, к началу смены и после нее, прокатывались людские валы – и о, это было зрелище! Вал туда, немного спустя вал обратно, вал туда, вал обратно…

Collapse )

РАССКАЗ ОДНОГО ИНЖЕНЕРА

Задержали министра Минэкономразвития Алексея Улюкаева. Будто бы за взятку в 2 млн. $, которую он получил от «Роснефти». «Роснефть», кто не помнит, – это Игорь Сечин. Могущественнейший человек в нашем отечестве. Как свидетельствует печать, перед тем министр Улюкаев публично заявлял, что государственные компании, коей является «Роснефть», не деолжны участвовать в приватизации, а потому сделка «Роснефти» по приобретению госпакета акций «Башнефти» должна быть признана недействительной. Иначе говоря, вымогал взятку такими заявлениями (чтобы перестать их делать), вот ему и принесли, эти 2 млн. $ – надо полагать, аккуратно завернутые в ведомственную газету, издаваемую «Роснефтью», – и тут-то бдительные оперы министра и сцапали.

После прочтения этой громогласной новости мне по довольно прямой ассоциации вспомнился рассказ одного инженера из его рабочей практики еще советской поры. Вот этот рассказ, предоставляю слово самому инженеру, как он мне ту историю рассказал (единственно что я не помню название и назначение того прибора, о котором пойдет речь, и буду его так просто и называть: прибор).

Collapse )

ИЗ КНИГИ «ЧЕРЕЗ МОСКВУ ПРОЕЗДОМ». РАССКАЗ «НОЗДРЮХА»   

Заканчиваю возиться с оцифровкой книги «Через Москву проездом» (М., «Советский писатель», 1981 г.). Осталось вычитать после сканирования чуть больше 20 стр. Не знаю, в чем дело, но при переводе в компьютерный набор строчки разбегаются, вместе одних букв – другие и т.д. В общем, не быстро получается. Но скоро надеюсь выложить эту мою любимую книгу советской поры в Интернет (почему любимую – см. стр. «Профиля»). В преддвеоии электронной книги выкладываю здесь начало одного из важнейших для меня в этой книге рассказа «Ноздрюха». Только начало – он большой, публикацию его пришлось бы растянуть на десяток подач, а невдолге его, полагаю, можно будет прочитать целиком в книге.


                                                      Анатолий Курчаткин

                                НОЗДРЮХА
                                      рассказ     
   
Ночью Ноздрюхе приснился страшный сон. Ей снилось, будто ее выдают замуж, и она проснулась в крике и поту, а потом увидела, что от страха встала во сне на коленки.

– Вот дура, – сказала она сама себе, когда поняла, в чем дело, легла, угрелась под ватным одеялом и решила снова заснуть.

Collapse )