Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Мои книги

Здесь, на сайте LitRes, несколько (12) моих книг в цифровом формате, выходивших в разные годы в различных издательствах и журналах. Чтение возможно с любых электронных устройств:
https://www.litres.ru/anatoliy-kurchatkin/

Из читательских рецензий на сайте:

"Книга мне очень понравилась. Прочитала неделю назад и не перестаю думать о героях, сюжете. Для меня – это главный признак хорошей качественной литературы. Легко читается, прекрасный язык, интересные повороты сюжета. После прочтения осталось впечатление свежести и чистоты, ну и конечно, немного печали (кто прочтет, поймет почему)".

"Прочитала на одном дыхании!!! Интересный сюжет. Читается легко. У этого автора много замечательных произведений, прочитала уже не одну книгу".

"Очень понравилось!
Пишет интересно,чувствуется, что у писателя есть и идеи, и идеалы. У него главный герой мужчина, а не современное бесполое существо".

ЧТО ЭТО БЫЛО? ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ?

Вчера, 3 марта, поздним вечером я ждал письмо от одного своего корреспондента по Google-почте. До полуночи оно, к сожалению, не пришло. А после полуночи, как я ни пытался войти в почту, войти никак не мог.

Я стал проверять сам Google: а он вообще работает? Оказалось, что нет, не работает. Причем после неоднократных попыток войти в него у меня стала выскакивать надпись, извещающая, что у меня нет соединения с интернетом.

Я повозился с соединением. Нет, с соединением все вроде было нормально.

Зашел на почту яндесовскую. Интернет работал!

Тогда я додумался войти на Youtube. Однако войти на него я не смог. Нет соединения с интернетом, сообщал мне провайдер.

Вместе с тем на Яндекс я по-прежнему мог войти свободно: хоть почту получить-отправить, хоть по новостям погулять – тут у меня интернет прекрасно работал.

Не очень хорошее подозрение посетило меня. Ведь были же намеки с высоких вершин, что отключение этих интернет-гигантов, недружелюбных ко всякого рода господам соловьевым с ТВ не исключено. Неужели случилось, подумал я. Утро, впрочем, вечера мудренее, решил я и отправился спать.

Утром и Youtube, и Google блистали на интернетовском небосклоне, отражая от себя весь свод текущей человеческой жизни и раздавая его свет на миллионы индивидуальных и неиндивидуальных компьютеров, как новенькие ботинки, начищенные ваксой.

И вот что же это было минувшей ночью? Тренировка? Репетиция? Генеральный, как говорят в театре, прогон спектакля, которому предстоят премьерные показы? Хотел бы я знать. Просто для того, чтобы внутренне подготовиться. Чтобы не было потом мучительно больно… ну, вы понимаете!

Ваш,
Анатолий Курчаткин

ОНЕГИН, ДОБРЫЙ МОЙ ПРИЯТЕЛЬ…

Были вчера с Верой на спектакле самодеятельной группы «Очкарики и К», которой руководит Светлана Жукова – имя, которое не скажет за себя даже не всем театроведам-профессионалам, потому что давно уже вне «большой» режиссуры, а между тем режиссер очень тонкий, создающий ажурный сценический рисунок, режиссер чрезвычайно современного чувства и сцены, и собственно жизни. Спектакль был в здании храма Илии пророка на Ильинке, зрители все «свои», а назывался он «Евгений Онегин».

Пушкинский «Евгений Онегин» и был явлен зрителю. Не тот классический, полумертвый, что «проходят» в школе и превращают его в сознании в нечто вроде засохшего цветка, лишенного и своей живой красоты и благоухания, а «Евгений Онегин» и классический, и современный одновременно, вошедший в плоть и кровь русской культуры, в нашу повседневность, так что и природу мы видим через его стихи: «Мороз и солнце, день чудесный…» Два Пушкина представляли роман, Пушкин твой и Пушкин мой – Пушкин наш, таящийся в глубине наших душ, вошедший в наш культурный код. Ленский с Онегиным, сойдясь, трепались о том о сем, как два пацана-старшеклассника из какой-нибудь московской, а может быть, тмутараканьской школы. Бал у Лариных превращался в современную вечеринку…

Collapse )

УМЕР ОЛЕГ ТАБАКОВ. КАК ОН МНЕ ЗВОНИЛ.

То ли в конце 2004 года, то ли в начале 2005-го, когда меня не было дома, зазвонил городской телефон (а мобильные тогда еще и не были так распространены, как нынче), жена сняла трубку и услышала несколько странный вопрос, свидетельствовавший о том, что звонит кто-то чужой: «Скажите, это квартира писателя Анатолия Курчаткина?» И вместе с тем голос был знакомый. И даже весьма знакомый. «Да, это квартира писателя Анатолия Курчаткина», – ответила она. Хотя с полным правом она могла бы ответить, что и ее тоже. Но, судя по всему, незнакомому человеку со знакомым голосом был важен именно я. Что он и подтвердил следом, попросив меня к телефону. Но, как я уже сказал, дома меня не было, о чем Вера и известила звонившего. «Простите, а с кем я говорю?» – осведомился голос. В таких обстоятельствах Вера бывает выспренно-иронична. «С его музой, – засвидетельствовала она. – А это, простите, кто?»  «А это Олег Табаков», – ответил голос, тотчас вызвав у нее ассоциацию с Котом Матроскиным и мгновенно подтвердив свою аутентичность произнесенному имени.

Collapse )

КТО НА ЧТО РОЖДАЕТСЯ

Критики упрекали Бернарда Шоу, весьма плодовитого (и замечательного!) драматурга в том, что он сочиняет пьесы, потому что ему недостает чисто словесного мастерства, чтобы писать прозу.

В один прекрасный день, севши за рабочий стол, драматург решил доказать всем этим лающим на него моськам, что прекрасно может писать прозу и вот прямо сейчас начинает сочинять роман. Глядите, как это делается, написал он во вступлении, сочинять романы ничего не стоит, вот я начинаю, и дальше с его пера на бумагу перетекло несколько страниц действительно настоящей, обещавшей искусное романное действие прозы. Ну, и так далее, вы поняли, как это просто, писать романы, не стоит и труда, чтобы продолжать, оборвал он внезапно свое, только начавшее складываться романное действие – и на этой фразе покончил с собой как с романистом.

Эта его проба пера как романиста публикуется во всех собраниях его сочинений.

Так и что, слабо было Бернарду Шоу писать романы?

Ну, если счесть, что «скучно» и «слабо» синонимы, то слабо. Уж кто родился с каким умением в руках и голове, с тем и жить. Как ни старайся, а себя не перегнешь. Топор – не стамеска, отвертка – не шило. А всякие, кто подзуживают… и они на то родились.

Ваш,
Анатолий Курчаткин